четверг, 25 апреля 2013 г.

Федор Глинка



     Глинка Федор Николаевич (1786 – 1880) – русский поэт, публицист, общественный деятель, участник Отечественной войны 1812 г.
     Родился в имении Сутоки Смоленской губернии в небогатой дворянской семье. Завершив обучение в 1-м кадетском корпусе, он принимал участие в войнах с Наполеоном, сражался под Аустерлицем (будучи адъютантом при генерале М.А.Милорадовиче), в 1812 г. участвовал в Бородинской битве, в боях при Тарутине, Малоярославце, Вязьме, Дорогобуже, а также в заграничных походах русской армии в 1813-1814 гг.; окончил войну в чине полковника и был награждён золотым оружием за храбрость. Военным кампаниям 1805-1806 гг. и 1812-1814 гг. были посвящены его мемуары – «Письма русского офицера», которые принесли Глинке первую литературную известность. В 1816 г. был переведен в гвардию, в Измайловский полк, с прикомандированием к гвардейскому штабу. Его последующие 10 лет жизни были коренным образом связаны с литературой и с общественно-политическим движением в России. Во-первых, Глинка был вице-председателем «Вольного общества любителей российской словесности», он создал ряд повестей и стихотворений, пропитанных свободолюбивой и военно-патриотической тематикой. Многие его стихи были посвящены славным боевым годам, подвигу героев-партизан в период войны с Наполеоном. И во-вторых, Глинка был участником преддекабристской организации «Союз спасения» и одним из вождей «Союза благоденствия» (при том, что занимал некоторое время пост чиновника по особым поручениям при петербургском генерал-губернаторе Милорадовиче, с которым вместе воевал). Будучи сторонником конституционной монархии, Глинка к моменту восстания на Сенатской площади уже в движении не участвовал, однако последствия восстания не обошли его стороной – поэт был арестован и посажен в Петропавловскую крепость, а затем выслан в Петрозаводск под надзор полиции. В Карелии он был определён советником олонецкого губернского правления; в 1830 г. Глинка по ходатайству друзей, в том числе А.С.Пушкина, был переведен в Тверь, где вскоре женился. В тот период необычайной популярностью пользовалось у современников стихотворение «Песнь узника», ходившая в списках. С 1832 г. поэт жил в Орле, затем – в Москве, Петербурге, а в 1862 г. окончательно переселился в Тверь, где стал почетным попечителем тверской гимназии, членом Тверского губернского статистического комитета, гласным Тверской городской думы и председателем тверского благотворительного общества «Доброхотная копейка», основанного  по инициативе его жены. Помимо этого Глинка активно занимался археологией... Каждый день после завтрака Глинка разбирал письма и принимал посетителей. Затем выезжал из дома в карете в кондитерскую Миллер-Вейса. Там он ел пироги и выпивал рюмку водки «Русское добро». В 12 ночи отправлялся в клуб читать газеты и пить шампанское. При этом всегда перед сном и после пробуждения Глинка молился. Таков был его рабочий день на протяжении последнего,«тверского» периода жизни.Умер поэт в Твери, в глубокой старости (ему было 93 года), похоронен в Желтиковом монастыре близ города (могила не сохранилась).
     Поэзия Федора Глинки отражает его судьбу как военного, как члена тайных организаций, позднее – как человека, вспоминавшего о былых годах с гордостью и ностальгией. Высокая гражданская поэзия в его творчестве постепенно сменилась поэтическими религиозно-нравственными монологами и «Стихами о бывшем Семёновском полку», в которых прозвучала верность былым идеалам молодых лет поэта.


ПЕСНЬ УЗНИКА

Не слышно шуму городского,
В заневских башнях тишина!
И на штыке у часового
Горит полночная луна!

А бедный юноша! ровесник
Младым цветущим деревам,
В глухой тюрьме заводит песни
И отдаёт тоску волнам!

«Прости отчизна, край любезный!
Прости мой дом, моя семья!
Здесь за решёткою железной -
Уже не свой вам больше я!

Не жди меня отец с невестой,
Снимай венчальное кольцо;
Застынь моё навеки место;
Не быть мне мужем и отцом!

Сосватал я себе неволю,
Мой жребий - слёзы и тоска!
Но я молчу, - такую долю
Взяла сама моя рука.

Откуда ж придет избавленье,
Откуда ждать бедам конец?
Но есть на свете утешенье
И на святой Руси отец!

О русской царь! в твоей короне
Есть без цены драгой алмаз.
Он значит - милость! Будь на троне
И, наш отец, помилуй нас!

А мы с молитвой крепкой к богу
Падём все ниц к твоим стопам;
Велишь - и мы пробьём дорогу
Твоим победным знаменам».

Уж ночь прошла, с рассветом в злате
Давно день новый засиял!
А бедный узник в каземате -
Всё ту же песню запевал!..
                                                          (1826)



СОН РУССКОГО НА ЧУЖБИНЕ

Отечества и дым нам
сладок и приятен!
Г.Р.Державин

Свеча, чуть теплясь, догорала,
Камин, дымяся, погасал;
Мечта мне что-то напевала,
И сон меня околдовал...
Уснул - и вижу я долины
В наряде праздничном весны
И деревенские картины
Заветной русской стороны!..
Играет рог, звенят цевницы,
И гонят парни и девицы
Свои стада на влажный луг.
Уж веял, веял теплый дух
Весенней жизни и свободы
От долгой и крутой зимы.
И рвутся из своей тюрьмы,
И хлещут с гор кипучи воды.
Пловцов брадатых на стругах
Несется с гулом отклик долгий;
И широко гуляет Волга
В заповедных своих лугах...
Поляны муравы одели,
И, вместо пальм и пышных роз,
Густеют молодые ели,
И льется запах от берез!..
И мчится тройка удалая
В Казань дорогой столбовой,
И колокольчик - дар Валдая -
Гудит, качаясь под дугой...
Младой ямщик бежит с полночи:
Ему сгрустнулося в тиши,
И он запел про ясны очи,
Про очи девицы-души:
"Ах, очи, очи голубые!
Вы иссушили молодца!
Зачем, о люди, люди злые,
Зачем разрознили сердца?
Теперь я горький сиротина!"
И вдруг махнул по всем по трем...
Но я расстался с милым сном,
И чужеземная картина
Сияла пышно предо мной.
Немецкий город... все красиво,
Но я в раздумье молчаливо
Вздохнул по стороне родной... 
                                                         (1825)


МУЗЫКА МИРОВ

I
Я слышал музыку миров!..
Луна янтарная сияла
Над тучным бархатом лугов;
Качаясь, роща засыпала.....
Прозрачный, розовый букет
(То поздний заревой отсвет)
Расцвел на шпице колокольни,
Немел журчащий говор дольний...
Но там, за далью облаков,
Где ходят флотами светилы,
И высь крестят незримо силы,—
Играла музыка миров......

II
Шумел, разлегшись меж садов,
Роскошный город прихотливый,—
На храмах, башнях, ста цветов
Мешались в воздухе отливы;
И этот город суеты,
В осанне дивной исполина,
Сиял в цветах, как грудь павлина,
Как поэтической мечты
Неуловимые творенья...
Неслись, из клокота волненья,
И треск, и говор, и молва.
И вылетавшие слова
Сливались в голосное море;
Кипели страсти на просторе.......
Но был один налетный миг,
Когда смирился и затих
Тот звучный, судорожный город;
Он утонул в минутном сне,
И шум колес, топор и молот
Заснули в общей тишине...
Тогда запело в вышине:
И ангелы заговорили
Про Бога, вечность и любовь;
И, в дальних вихрях светлой пыли,
Я видел, как миры ходили,
И слышал музыку миров...... 
                                                      (1830-1840-е)


МОСКВА

Город чудный, город древний,
Ты вместил в свои концы
И посады и деревни,
И палаты и дворцы!

Опоясан лентой пашен,
Весь пестреешь ты в садах;
Сколько храмов, сколько башен
На семи твоих холмах!..

Исполинскою рукою
Ты, как хартия, развит,
И над малою рекою
Стал велик и знаменит!

На твоих церквах старинных
Вырастают дерева;
Глаз не схватит улиц длинных...
Это матушка Москва!

Кто, силач, возьмёт в охапку
Холм Кремля-богатыря?
Кто собьет златую шапку
У Ивана-звонаря?..

Кто Царь-колокол подымет?
Кто Царь-пушку повернёт?
Шляпы кто, гордец, не снимет
У святых в Кремле ворот?!

Ты не гнула крепкой выи
В бедовой своей судьбе:
Разве пасынки России
Не поклонятся тебе!..

Ты, как мученик, горела,
        Белокаменная!
И река в тебе кипела
        Бурнопламенная!

И под пеплом ты лежала
        Полоненною,
И из пепла ты восстала
        Неизменною!..

Процветай же славой вечной,
Город храмов и палат!
Град срединный, град сердечный,
Коренной России град!
                                              (1840)




Комментариев нет:

Отправить комментарий