среда, 24 апреля 2013 г.

Иван Хемницер




     Хемницер Иван Иванович (1745 – 1784) – выдающийся русский поэт-баснописец. Как правило, басня в русской литературе ассоциируется исключительно с творчеством И.А.Крылова, однако надо сказать, справедливости ради, что за полвека до него жил и творил другой не менее талантливый живописец, имя которого, увы, с течением времени стало практически забыто…Смелость характера и острая политическая наблюдательность во многом способствовали успеху его сочинений в обществе того времени; многие вещи, описанные в баснях Хемницера, актуальны и сейчас. А взглянув на басню «Стрекоза», можно сражу же понять, откуда черпал вдохновение впоследствии И.А.Крылов и на чьих произведениях он учился как баснописец.
     Иван Иванович Хемницер родился в Астрахани, в семье штаб-лекаря, выходца из Саксонии. Сначала он обучался на врача, однако потом решил посвятить себя военному делу и поступил солдатом в Нотебургский пехотный полк. Участвовал в Семилетней войне, участвовал в походе в Пруссию; затем он перешел на службу в горное ведомство. После длительного путешествия по Западной Европе он увлекся литературной деятельностью. В 1779 г. появился первый сборник басен Хемницера (сборник вышел анонимно). Будучи человеком совсем небогатым, он отчетливо видел весь произвол со стороны высшей дворянско-бюрократической верхушки и был одним из первых, кто отразил это в своих сочинениях. При жизни автора его басни выдержали три издания. К сожалению, поэт прожил очень мало – всего 39 лет. Он скончался в турецком городе Смирна, где занимал должность консула. В своих поздних произведениях Иван Иванович пришел к выводу о безрезультатности протеста, однако его сатирическая поэзия стала началом в развитии целого направления отечественной литературы и его последователи была целая плеяда видных русских поэтов-сатириков и баснописцев.


ПИСАТЕЛЬ

     Писатель что-то сочинил,
     Чем сам он недоволен был.
В способности своей писатель сомневался,
          А потому
             Ему
        И труд свой не казался;
        И так он не ласкался
     Уж похвалу ту получить,
        Котору заслужить
             Старался.
В сомненьи сем ему невежда предстаёт.
     Писатель тут на рассужденье
     Свой труд невежде подаёт.
«Пожалуй, - говорит, - скажи своё ты мненье
        На это сочиненье».
        Судьёй невежда стал,
     Судил, решил, определял:
        Ни в чём не сомневался,
        Ничем он не прельщался,
        И только что кричал:
«Вот это низко здесь! там то неблагородно!
В том месте тёмен смысл! тут вовсе нет его!
     Вот это с правдою не сходно!
     Здесь остроты нет ничего!
Тут должно иначе... получше изъясниться!
     А эта речь проста... и... не годится!
И всё невежда вкось и вкриво толковал.
Что он невежда был, о том писатель знал,
        И про себя сказал:
«Теперь надежда есть, что труд мой не пропал».
                                                                     (1779)

ЛЕВ, УЧРЕДИВШИЙ СОВЕТ
           
Лев учредил Совет какой-то, - неизвестно;
И, посадя в него сочленами Слонов,
Большую часть прибавил к ним Ослов.
Хотя Слонам сидеть с Ослами и невместно,
Но Лев не мог того числа Слонов набрать,
     Какому надлежало
     В Совете этом заседать.
Ну что ж? пускай числа всего бы недостало,
     Ведь это б не мешало
     Дела производить.
Нет, как же? а устав ужли переступить?
Хоть будь глупцы судьи, лишь счётом бы их стало.
А сверх того, как Лев Совет сей учреждал,
     Он вот как полагал
     И льстился:
     Ужли и впрямь, что ум Слонов
     На ум не наведёт Ослов?

     Однако, как Совет открылся,
Дела совсем другим порядком потекли:
     Ослы Слонов с ума свели.
                                               (1779)

 
СТРЕКОЗА

Всё лето стрекоза в то только и жила,
Что пела;
А как зима пришла,
Так хлеба ничего в запасе не имела.
И просит муравья: «Помилуй, муравей,
Не дай пропасть мне в крайности моей:
Нет хлеба ни зерна, и как мне быть, не знаю.
Не можешь ли меня хоть чем-нибудь ссудить,
Чтоб уж хоть кое-как до лета мне дожить?
А лето как придёт, я, право, обещаю
Тебе всё вдвое заплатить».
- «Да как же целое ты лето
Ничем не запаслась?» - ей муравей на это.
- «Так, виновата в том; да что уж, не взыщи
Я запастися всё хотела,
Да лето целое пропела».
- «Пропела? Хорошо! поди ж теперь свищи».
Но это только в поученье
Ей муравей сказал,
А сам на прокормленье
Из жалости ей хлеба дал.
                                               (1782)



Комментариев нет:

Отправить комментарий