понедельник, 29 апреля 2013 г.

Афанасий Фет




    Фет Афанасий Афанасьевич (1820 – 1892) – выдающийся русский поэт, один из лучших мастеров в области пейзажной и любовной лирики в отечественной поэзии. Многие стихи Фета являются популярными романсами благодаря их необычайной внешней красоте и внутренней глубине. "Я пришел к тебе с приветом рассказать, что солнце встало", "На заре ты ее не буди", "Шепот, робкое дыханье", "Я тебе ничего не скажу", "Тихая, звездная ночь" – одни из самых дорогих и близких стихотворений для любого русского человека.
    Биография этого гениального человека необычна, полна рядом драматических событий, начавшихся еще даже до его рождения… 18 мая 1818 года в Дармштадте состоялось сочетание браком 20 летней Шарлотты-Елизаветы Беккер и Иоганн-Петер-Вильгельма Фёта. Через некоторое время Шарлотта встретила Афанасия Неофитовича Шеншина, богатого русского помещика, лечившегося на водах в Германии. Они полюбили друг друга, и Шарлотта сбежала от мужа в Россию вместе с возлюбленным. Находилась она к тому времени уже на 7 месяце беременности. В ноябре 1820 г. в селе Новоселки Мценского уезда, Орловской губернии родился ее сын, названный, как и ее новый супруг, Афанасием. Следует сказать, что Афанасий родился еще до того, как Шар­лот­та су­ме­ла офи­ци­аль­но об­вен­чать­ся с Шен­ши­ным. Чтобы скрыть неза­кон­ное про­ис­хож­де­ние мла­ден­ца, су­пру­ги под­ку­пи­ли свя­щен­ни­ка, который приписал мальчику дворянскую фамилию отца – Шеншин. Ко­гда мальчику ис­пол­ни­лось 14 лет, это обнаружилось, в результате разбирательства юно­ша был ли­шен не толь­ко фа­ми­лии, но и рос­сий­ско­го граж­дан­ства, а вме­сте с ним прав на дво­рян­ский ти­тул и иму­ще­ство от­ца. Афанасий, превратившись в иностранного подданного А.Фёта, расценил это как личный позор и поставил себе целью вернуть фамилию и свое доброе имя. 
     В 1835—1837 гг. он учился в немецком частном пансионе Крюммера в Верро (ныне Выру, Эстония). В это время Фет начинает писать стихи (из-за оплошности наборщика текстов бук­ва «ё» в фа­ми­лии по­эта пре­вра­ти­лась в «е», таким образом он уже из Фёта стал Фетом). В 1838 г. Фет поступил в Московский университет, сначала на юридический факультет, затем — на историко-филологическое (словесное) отделение философского факультета. Во время учебы он сблизился с другим видным поэтом, критиком А.А.Григорьевым, и продолжал сочинять стихи. Пер­вый сбор­ник сти­хо­тво­ре­ний Фе­та "Ли­ри­че­ский Пан­те­он" вы­шел в 1840г. и по­лу­чил одоб­ре­ние Бе­лин­ско­го, что вдох­но­ви­ло его на даль­ней­шее твор­че­ство. После окончания учебы, сильно нуждаясь в деньгах, он поступил унтер-офицером в кирасирский полк, расквартированный в Херсонской губернии. Именно здесь произошло событие, оставившее самый сильный след в его жизни, и кардинальным образом повлиявшее на его творчество… 

     Ка­ва­ле­рий­ский полк, в ко­то­ром слу­жил Афа­на­сий Фет, рас­по­ло­жил­ся непо­да­ле­ку от неболь­шо­го име­ния Кры­ло­во, принадлежавшего отставному офицеру Лазичу. У него были три замечательные дочери, младшую звали Марией. Совре­мен­ни­ки опи­сы­ва­ли ее как «уди­ви­тель­но строй­ную де­вуш­ку с коп­ной рос­кош­ных чер­ных с си­зым от­ли­вом во­лос». Любовь к поэзии, а также к творчеству Жорж Санд сблизило Афанасия и Марию.  Их ча­сто ви­де­ли вме­сте про­гу­ли­ва­ю­щи­ми­ся по пар­ку, си­дя­щи­ми на ска­мей­ке или в го­сти­ной, где Ма­рия иг­ра­ла на ро­я­ле. Фет, страстно любя Марию, осознавал, что ему как человеку без имени, без денег и без имущества не суждено быть ее мужем. Он не видел будущего у их отношений, несмотря на то, что девушка умоляла не покидать ее. Фет принимает решение покинуть усадьбу, однако они продолжают переписываться и через 2 года встречаются вновь. И опять не находят общего языка. А в скором времени до Фета дошли ужасные вести…Мария Лазич заживо сгорела от непотушенной спички, попавшей на ее легкое платье. Ветер усилил огонь, и единственное, что успела прокричать девушка – просьбу, чтобы спасли ее письма к нему. После этого многие считали, что ее смерть была не случайной, что она в отчаянии из-за неразделенной любви сделала это сама… После этого любовная лирика Фета до конца его жизни сохраняла некий трагический оттенок – он так никогда и не отошел от этого удара…
     В 1853 г. Фет перешел в гвардейский уланский полк, расквартированный близ Волхова. Он неоднократно бывал в Петербурге, сблизился с редакцией «Современника», Некрасовым и Тургеневым, в 1856 г. вышло собрание его стихотворений.
Мария Боткина
     В 1857 г. Фет вышел в отставку и стал добиваться дворянства другим способом – в Париже он женился на М.П.Боткиной, женщины с богатым приданым, сестре известного врача-терапевта С.П.Боткина. Супруги переехали в Москву, а затем, при­об­ретя по­ме­стье в Мценском уезде, поэт с го­ло­вой оку­нул­ся в хо­зяй­ствен­ную де­я­тель­ность, (по выражению Тургенева, «сделался агрономом-хозяином до отчаянности»). Здесь в 1873 г. застал его высочайший указ о том, что за ним, наконец, утверждена дворянская фамилия Шеншин, со всеми связанными с нею правами. Однако стихи он продолжал писать и издавать под привычной уже для себя фамилией «Фет». В 1867-1877 гг. Фет ревностно исполнял обязанности мирового судьи. Среди его друзей-литераторов  остался лишь Л.Н.Толстой – остальные порвали с ним отношения, поскольку Фет презирал революционно-народнические идеалы. В 1877 г. Афанасий Афанасьевич купил в Курской губернии деревню Воробьевку, где жил большую часть времени. В 1881 г. он приобрел особняк в Москве и вновь стал «вливаться» в литературную жизнь, активно издавать свои сочинения. В те годы поэт активно общался с подругой М.Лазич - Александрой Бржеской. Она на протяжении всей жизни испытывала самые теплые искренние чувства к поэту. В 1889 году, в январе, в Москве было торжественно отмечено пятидесятилетие литературной деятельности А. А. Фета.


     Поэт тяжело болел последние годы и смерть его произошла при странных обстоятельствах. На этот счет имеется интересная запись: «За пол­ча­са до смер­ти Фет на­стой­чи­во по­же­лал вы­пить шам­пан­ско­го, а ко­гда же­на по­бо­я­лась дать его, по­слал ее к вра­чу за раз­ре­ше­ни­ем. Оставв­шись толь­ко со сво­ей сек­ре­тар­шей, Фет про­дик­то­вал ей необыч­ную за­пис­ку: "Не по­ни­маю со­зна­тель­но­го пре­умно­же­ния неиз­беж­ных стра­да­ний, доб­ро­воль­но иду к неиз­беж­но­му". Под этим он сам под­пи­сал: "21-го но­яб­ря Фет (Шен­шин)". За­тем он схва­тил сталь­ной сти­лет, но сек­ре­тар­ша бро­си­лась вы­ры­вать его и по­ра­ни­ла се­бе ру­ку. То­гда Фет по­бе­жал через несколь­ко ком­нат в сто­ло­вую к бу­фе­ту, оче­вид­но, за дру­гим но­жом, и вдруг, ча­сто за­ды­шав, упал на стул. На­сту­пил ко­нец. Фор­маль­но са­мо­убий­ство не со­сто­я­лось, но по ха­рак­те­ру все­го про­ис­шед­ше­го это бы­ло за­ра­нее об­ду­ман­ное са­мо­убий­ство. Всю жизнь пре­одоле­вав­ший пре­врат­но­сти судь­бы, по­эт и ушел из жиз­ни, ко­гда счел это нуж­ным». Так завершилась нелегкая судьба интересного человека и выдающегося русского поэта (хотя и с полностью немецкими корнями) А.А.Фета…
    
    Как лирик, Фет был ярким образцом «чистого искусства» в русской поэзии. Великий философ и поэт В.С.Соловьев полагал, то в поразительном образно-ритмическом богатстве поэзии Фета «открывается общий смысл вселенной»: «с внешней своей стороны, как красота природы, и с внутренней, как любовь». Исследователь творчества Фета Б.Я. Бухштаб характеризует его пафос как «упоение природой, любовью, искусством, воспоминаниями, мечтами» и считает его «как бы связующим звеном между поэзией Жуковского и Блока». Стихи Фета переносят читателя в особый мир – мир романтизма, природных красот и любовных грез, что было столь необычно для времени высоких гражданских тем и социальных протестов. На внутренних душевных переживаниях, на искренних эмоциях зиждется его творчество, поэтому лирика Фета близка и дорога многим поколениям читателей.
    Фет был талантлив и как переводчик – его перу принадлежит перевод двух частей «Фауста» Гете, переводы произведений древнеримских поэтов и сатириков и др. Авторство известного палиндрома «А роза упала на лапу Азора» - также принадлежит Фету.

Памятник поэту, установленный в г. Орле.

***
На заре ты её не буди,
На заре она сладко так спит;
Утро дышит у ней на груди,
Ярко пышет на ямках ланит.

И подушка её горяча,
И горяч утомительный сон,
И, чернеясь, бегут на плеча
Косы лентой с обеих сторон.

А вчера у окна ввечеру
Долго-долго сидела она
И следила по тучам игру,
Что, скользя, затевала луна.

И чем ярче играла луна,
И чем громче свистал соловей,
Всё бледней становилась она,
Сердце билось больней и больней.

Оттого-то на юной груди,
На ланитах так утро горит.
Не буди ж ты её, не буди...
На заре она сладко так спит! 
                                                     (1842)

 
 ***
Когда мои мечты за гранью прошлых дней
Найдут тебя опять за дымкою туманной,
Я плачу сладостно, как первый иудей
            На рубеже земли обетованной.

Не жаль мне детских игр, не жаль мне тихих снов,
Тобой так сладостно и больно возмущённых
В те дни, как постигал я первую любовь
            По бунту чувств неугомонных.

По сжатию руки, по отблеску очей,
Сопровождаемым то вздохами, то смехом,
По ропоту простых, незначащих речей,
            Лишь нам звучащих страсти эхом.
                                                           (1844)

***
 Я при­шёл к те­бе с при­ве­том,
Рас­ска­зать, что солн­це вста­ло,
Что оно го­ря­чим све­том
По ли­стам за­тре­пе­та­ло;

Рас­ска­зать, что лес проснул­ся,

Весь проснул­ся, вет­кой каж­дой,
Каж­дой пти­цей встре­пе­нул­ся
И ве­сен­ней по­лон жаж­дой;

Рас­ска­зать, что с той же стра­стью,

Как вче­ра, при­шёл я сно­ва,
Что ду­ша всё так же сча­стью
И те­бе слу­жить го­то­ва;

Рас­ска­зать, что ото­всю­ду

На ме­ня ве­се­льем ве­ет,
Что не знаю сам, что бу­ду
Петь, - но толь­ко пес­ня зре­ет.

                                                (1843)

Н.Рачков. "А.А.Фет".

 ***
Месяц зеркальный плывет по лазурной пустыне,
Травы степные унизаны влагой вечерней,
Речи отрывистей, сердце опять суеверней,
Длинные тени вдали потонули в ложбине.

В этой ночи, как в желаниях, все беспредельно,
Крылья растут у каких-то воздушных стремлений,
Взял бы тебя и помчался бы так же бесцельно,
Свет унося, покидая неверные тени.

Можно ли, друг мой, томиться в тяжелой кручине?
Как не забыть, хоть на время, язвительных терний?
Травы степные сверкают росою вечерней,
Месяц зеркальный бежит по лазурной пустыне.
                                                                              (1863)

 ***
Сияла ночь. Луной был полон сад. Лежали
Лучи у наших ног в гостиной без огней.
Рояль был весь раскрыт, и струны в нём дрожали,
Как и сердца у нас за песнею твоей.

Ты пела до зари, в слезах изнемогая,
Что ты одна - любовь, что нет любви иной,
И так хотелось жить, чтоб, звука не роняя,
Тебя любить, обнять и плакать над тобой.

И много лет прошло, томительных и скучных,
И вот в тиши ночной твой голос слышу вновь,
И веет, как тогда, во вздохах этих звучных,
Что ты одна - вся жизнь, что ты одна - любовь,

Что нет обид судьбы и сердца жгучей муки,
А жизни нет конца, и цели нет иной,
Как только веровать в рыдающие звуки,
Тебя любить, обнять и плакать над тобой!
                                                          (2 августа 1877)

И.Е.Репин. "Портрет А.А.Фета".
 
А.Л.БРЖЕСКОЙ
 
Далёкий друг, пойми мои рыданья,
Ты мне прости болезненный мой крик.
С тобой цветут в душе воспоминанья,
И дорожить тобой я не отвык.

Кто скажет нам, что жить мы не умели,
Бездушные и праздные умы,
Что в нас добро и нежность не горели
И красоте не жертвовали мы?

Где ж это всё? Ещё душа пылает,
По-прежнему готова мир объять.
Напрасный жар! Никто не отвечает,
Воскреснут звуки - и замрут опять.

Лишь ты одна! Высокое волненье
Издалека мне голос твой принёс.
В ланитах кровь, и в сердце вдохновенье. -
Прочь этот сон, - в нём слишком много слёз!

Не жизни жаль с томительным дыханьем,
Что жизнь и смерть? А жаль того огня,
Что просиял над целым мирозданьем,
И в ночь идёт, и плачет, уходя.
                                       (28 января 1879)



Поэт и его супруга были похоронены в фамильном склепе Фетов в селе Клейменово Орловской губернии


Комментариев нет:

Отправить комментарий