вторник, 23 апреля 2013 г.

Осип Мандельштам




       Мандельштам Осип Эмильевич (1891 – 1938) – один из выдающихся русских поэтов XX века, а также литературный критик, переводчик, эссеист.
     В первой половине XX века русская поэтическая литература пережила 2 этапа. Первый был связан с эпохой «серебряного века» и особыми поэтическими нормами и течениями, господствовавшими в тот момент. Второй период – революционная, героическая поэзия, связанная с гражданской войной и идеей построения образцового справедливого общества. Сложно найти имена поэтов, которых можно с уверенностью причислить как к видным представителям «серебряного века», так и ярким поэтам советского периода. Разве что имена нескольких талантливых футуристов и фигуру Мандельштама. Осип Эмильевич стоит особняком в русской литературе – он рано выработал свой неповторимый стиль и старался никогда не изменять ему, даже в советское время. Возможно, поэтому его стихотворения 1930-х гг. не имеют аналогов и являются отражением не только его мыслей и ощущений, но и всей той трагичной эпохи…
     
      Мандльштам был выходцем из еврейской купеческой семьи (его имя при рождении – Иосиф). Родился он в Варшаве, с 1897 г. жил в Петербурге, учился в столичном Тенишевском училище, затем в 1908-1910 гг. – в Сорбонне и Гейдельбергском университете. Первоначально Мандельштам писал стихи в духе символизма, затрагивая вопросы вечности, судьбы, хрупкости человеческого существования. Однако в 1911 г. состоялась судьбоносная встреча - он сближается с лидерами акмеизма – Н.Гумилевым и А.Ахматовой. Его привлекала в идеях акмеизма конкретность, преодоление хрупкости человека и косности мироздания через творчество. Он уподобляет себя «зодчему», архитектору слова и выпускает в 1913 г. сборник стихов «Камень», принесший ему известность. Задорный, «самозабвенно-торжественный» Мандельштам становится известной фигурой в литературных кругах Петербурга. В 1915 г. он знакомится и с М.Цветаевой, которая также сыграла в его жизни важную роль. В 1916 г. он гостил у нее в Москве, признавался в любви… "Если существует Бог поэзии, - писала в свое время Марина, - то Мандельштам - его гонец. Он доносит до людей божественный голос точным и чистым".
     

Н.Я.Мандельштам (Хазина)
   Революционные потрясения Мандельштам воспринял с трагизмом в душе, но с надеждой, что хранители старой культуры смогут вдохнуть теплоту и духовность в новое «жестоковыйное» государство. Поэтому он не эмигрирует, а выступает со статьями, работает в Наркомпросе, ездит по стране, женится на Н.Я.Хазиной, писательнице, оставившей после себя бесценные воспоминаниям об Осипе Эмильевиче. В 1922 г. в Берлине выходит его сборник «Tristia» («Скорбные элегии») со стихами времен первой мировой войны и революции. В 1923 г. выходит еще один сборник, посвященный жене поэта. Предчувствие исторической катастрофы, «ночное солнце» сохраняемой и возрождаемой культуры, круговорот времён и «святые острова» Эллады в центре тематики – все это красной нитью проходит через его сборники. С мая 1925 г. по октябрь 1930 г. наступает пауза в его поэтическом творчестве; Мандельштам живет сначала в Ленинграде, затем в Москве, работает над эссе, зарабатывает на жизнь переводами. Благодаря дружбе с Н.И.Бухариным никакие «чистки» его не трогают в этот период. В 1930 г. он совершил путешествие на Кавказ и опубликовал отдельные заметки об этом в журнале «Звезда».
       
     Постепенно над поэтом «сгущаются тучи», во многом из-за его отношения к властям, извратившим высокий смысл революции, и чтения собственных эпиграмм на Сталина. В результате доноса Мандельштама арестовывают и отправляют в ссылку в Чердынь на Северном Урале, а после приступа душевной болезни и попытки самоубийства переводят в Воронеж. Именно в Воронеже был написан один из лучших его поэтических циклов. В 1937 г. его неожиданно оправдывают и разрешают вернуться в Москву, однако в 1938 г. поэта арестовывают вторично и по этапу отправляют в лагерь на Дальний Восток. Осип Мандельштам скончался 27 декабря 1938 г. от тифа (по другой версии – от голода и истощения) в пересыльном лагере Владперпункт (Владивосток). Был вместе с другими умершими захоронен в братской могиле. 
        Поэзия Мандельштама насыщена культурно-историческими образами и мотивами, стихи порой сбивчивы, отрывисты, но при этом выразительны, музыкальны и насыщены глубоким трагизмом...Вплоть до перестройки стихи Мандельштама официально не издавались, однако еще до публикации в СССР поэзия Осипа Эмильевича обрела поистине мировую славу – в Гарварде даже велся семинар по его поэзии. А В.В.Набоков назвал Мандельштама «единственным поэтом Сталинской России».

О.Мандельштам, К.Чуковский, Б.Лившиц и художник Ю.Анненков

ПЕТЕРБУРГСКИЕ СТРОФЫ
                                                    Н. Гумилёву

Над желтизной правительственных зданий
Кружилась долго мутная метель,
И правовед опять садится в сани,
Широким жестом запахнув шинель.

Зимуют пароходы. На припёке
Зажглось каюты толстое стекло.
Чудовищна, как броненосец в доке, -
Россия отдыхает тяжело.

А над Невой - посольства полумира,
Адмиралтейство, солнце, тишина!
И государства жёсткая порфира,
Как власяница грубая, бедна.

Тяжка обуза северного сноба -
Онегина старинная тоска;
На площади Сената - вал сугроба,
Дымок костра и холодок штыка...

Черпали воду ялики, и чайки
Морские посещали склад пеньки,
Где, продавая сбитень или сайки,
Лишь оперные бродят мужики.

Летит в туман моторов вереница;
Самолюбивый, скромный пешеход -
Чудак Евгений - бедности стыдится,
Бензин вдыхает и судьбу клянёт! 
                                                    (Январь 1913)

***
Нежнее нежного
Лицо твоё,
Белее белого
Твоя рука,
От мира целого
Ты далека,
И всё твоё -
От неизбежного.

От неизбежного
Твоя печаль,
И пальцы рук
Неостывающих,
И тихий звук
Неунывающих
Речей,
И даль
Твоих очей.
                             (1909)

Мандельштаму во второй половине 2000-х гг., учитывая сильно возросший интерес к творчеству недооцененного поэта, было установлено несколько памятников - в Петербурге, Москве, Воронеже, Владивостоке - городах, так или иначе связанных с его судьбой. Наиболее изящние памятники, на мой взгляд, - в Воронеже в парке «Орлёнок» и памятник-бюст в Москве на улице Забелина, где поэт гостил у брата Александра. Оба они установлены в 2008 г.



***
Мой тихий сон, мой сон ежеминутный —
Невидимый, завороженный лес,
Где носится какой-то шорох смутный,
Как дивный шелест шелковых завес.

В безумных встречах и туманных спорах,
На перекрестке удивленных глаз
Невидимый и непонятный шорох
Под пеплом вспыхнул и уже погас.

И как туманом одевает лица,
И слово замирает на устах,
И кажется — испуганная птица
Метнулась в вечереющих кустах. 
                                                           (1908)

***
Воздух пасмурный влажен и гулок;
Хорошо и не страшно в лесу.
Легкий крест одиноких прогулок
Я покорно опять понесу.

И опять к равнодушной отчизне
Дикой уткой взовьется упрек,—
Я участвую в сумрачной жизни,
Где один к одному одинок!

Выстрел грянул. Над озером сонным
Крылья уток теперь тяжелы.
И двойным бытием отраженным
Одурманены сосен стволы.

Небо тусклое с отсветом странным —
Мировая туманная боль —
О, позволь мне быть также туманным
И тебя не любить мне позволь. 
                                                          (1911, 28 августа 1935)


***
За гремучую доблесть грядущих веков,
За высокое племя людей
Я лишился и чаши на пире отцов,
И веселья, и чести своей.

Мне на плечи кидается век-волкодав,
Но не волк я по крови своей,
Запихай меня лучше, как шапку, в рукав
Жаркой шубы сибирских степей.

Чтоб не видеть ни труса, ни хлипкой грязцы,
Ни кровавых кровей в колесе,
Чтоб сияли всю ночь голубые песцы
Мне в своей первобытной красе,

Уведи меня в ночь, где течёт Енисей
И сосна до звезды достаёт,
Потому что не волк я по крови своей
И меня только равный убьёт.
                                            (17-28 марта 1931, конец 1935)

***
Колют ресницы, в груди прикипела слеза.
Чую без страху, что будет и будет гроза.
Кто-то чудной меня что-то торопит забыть.
Душно, - и всё-таки до смерти хочется жить.

С нар приподнявшись на первый раздавшийся звук,
Дико и сонно ещё озираясь вокруг,
Так вот бушлатник шершавую песню поёт
В час, как полоской заря над острогом встаёт.
                                                                           (Март 1931)

Л.А.Бруни. "Портрет Осипа Мандельштама".


Комментариев нет:

Отправить комментарий