понедельник, 15 апреля 2013 г.

Константин Аксаков




     Аксаков Константин Сергеевич (1817-1960) – русский писатель, поэт и литературный критик, один из идеологов славянофильства. Старший брат философа и журналиста И.С.Аксакова.
     Родился Константин в селе Ново-Аксаково Оренбургской губернии, в семье писателя С.Т.Аксакова – автора знаменитого «Аленького цветочка». Детство его прошло там же, затем семья Аксаковых переезжает в Москву и Константин становится студентом Московского университета. Поэзия, история и философия – основные интересы, которыми жила университетская молодежь того времени, в том числе и Аксаков. Летом  1835  г. Аксаков закончил университет и "за отличные  успехи  и  поведение" был утвержден кандидатом отделения словесных наук. В студенческие годы Аксаков неизменно посещал кружок Н.В.Станкевича, где велись разговоры об истории, поэзии, политике, обсуждались многие насущные вопросы. Он активно изучал немецкую философию, труды Гегеля, Шиллера; Гете, в 1838 г. путешествовал по Германии и Швейцарии, писал стихи лирического и философского содержания, занимался переводами немецких авторов (по некоторым источникам, безответная любовь Аксакова к немецкой цветочнице стала причиной того, что он до конца жизни был холостяком).
     После смерти молодого Станкевича от туберкулеза кружок распадается, и Аксаков сближается с братьями Киреевскими и А.Хомяковым. Теоретические основы их учения вполне отвечало тем настроениям и симпатиям, которые преобладали в душе и характере Константина Аксаков, как и другие славянофилы, горячо прокламировал свою приверженность национальным  традициям, уважение к народным  обычаям.  Он  отрастил себе бороду и появлялся в обществе не иначе как в зипуне и мурмолке, чем вызывал насмешки и иронию окружающих. «К. Аксаков оделся так национально, что  народ на улицах принимал его за персиянина...», - писал А.Герцен. А родной брат Иван Аксаков отмечал: «Любопытно было бы мне знать: какое впечатление на крестьян  произвел костюм Кости? Я думал, что он тщетно старался уверить их, что это костюм когда-то русский…» Константин принципиально отказывался от западного стиля одежды, полагая,что именно с Запада распространяются и «революционность», и «фальшивое понимание народности», которые угрожают традиционным российским ценностям. Аксаков решительно противопоставляет государственное (государево) общественному (земскому), под последним понимая духовно-нравственную деятельность, в то время как на государство возложены лишь военные и охранительные функции. Будучи по взглядам монархистом, он тем не менее осуждал стремление государства вмешиваться в земельные дела, подчинять себе волю народа, что привело в результате петровских реформ к крепостничеству и взяточничеству. Эти идеи изложены в его философских трактатах «О внутреннем состоянии России» (1855) и «О русском воззрении» (1856). Свободу слова «устного, письменного и печатного всегда и постоянно» он считал высшим и священным благом для страны.
     
     На протяжении 1840-1850-х гг. Константин Аксаков вел активную литературно-критическую деятельность, печатался в славянофильских изданиях, занимался филологическими исследованиями. Он был хорошо известен и как поэт, суть его стихотворений была тождественна его политическим взглядам, они являлись поэтическим воплощением его мировоззрения – в них проповедовалась идея соборности, русской самобытности, идеализировалось крестьянство. В 1857 г. Аксаков редактировал газету «Молва», однако из-за резкой критики в ней российской прозападной аристократии издание через некоторое время было запрещено цензурой. Смерть отца, С.Т.Аксакова, которого Константин почти боготворил, сказалась и на его здоровье. Потрясенный сын вскоре заболел легочной чахоткой и уехал лечиться за границу. В Греции, на острове Занте, его не стало. Прах Аксакова был перевезен в Москву и захоронен рядом с могилой отца.     Стихотворения К.Аксакова были посвящены не только темам славянской самобытности. Юношеская романтика, ностальгия по родным местам, пейзажная лирика - обо всем об этом он также писал, стихи его грустны, но в то же время ярки и музыкальны.


***
Далёко, далёко желанный приют -
Под тёмной древесною тенью...
Там тихо, там волны так мирно идут,
Покорны родному влеченью.

И домик красивый стоит над рекой...
Вдали, на краю небосклона,
Высокие горы туманной грядой
Земли опоясали лоно.

И в домике комната. Солнце давно
С полудня на запад свернуло.
Вот вечер спустился. Раскрыто окно.
Вот чем-то далёким дохнуло.

И кресло, и стол небольшой у окна,
А в комнате - жизнь и движенье,
И мысли, и чувства - жилище она
И тихий приют наслажденья.
                                                 (13 июля 1838)

   
СТЕПЬ

Есть песня у меня старинная,
Я нам спою теперь ее:
Как хороша ты, степь пустынная,
Житье привольное мое!

Как над тобою, безграничною,
Раскинулся небесный свод,
А по небу, стезей привычною,
Светило вечное идет!

Был в городах я и измучился:
Нет, не житье там для меня!
Я скоро по тебе соскучился
И оседлал себе коня!

К тебе бежал я: здесь мне весело,
Здесь я один, здесь волен я,
Здесь вижу я, как небо свесило
Со всех сторон свои края!

Тебя, привольем благодатную,
Поймет ли житель городской
И обоймет ли, необъятную,
Своею тесною душой?

Как сладко песню заунывную
В степи, под вечер, затянуть,
Залиться в звуки переливные
И в них исчезнуть, потонуть!..

Меня томит печаль глубокая:
С тобой я поделю ее,
Раздолье ты мое широкое,
Мое привольное житье!
                              (3 января 1835)

А.М.Васнецов. "Оренбургские степи".

***
Мой друг, любовь мы оба знали,
Мы оба, в сладостном огне,
Друг к другу страстию пылали,
И я к тебе, и ты ко мне.

Царило сладкое безумье,
Лилися слезы, взор горел...
Но наконец пришло раздумье,
Полет любви отяжелел.

Улыбка злая промелькнула,
Извив насмешливо уста;
Она о многом намекнула,
Что впереди. Вдали сверкнуло...
Свет новый озарил места.

Счастлива ты, моя подруга,
Что так же гордо, как и я,
Сосуд любовного недуга
Разбила вмиг рука твоя.

Так, мы не стали дожидаться
Тех вялых, бесполезных дней,
Когда любовь начнет скрываться,
Когда обманы нужны ей.

И неспособны мы, как дети,
Одно мечтать, одно любить
И детски в собственные сети
Себя самих всегда ловить.

Смеемся мы теперь с тобою
Над тем, что было счастьем нам.
Разрушен, тешит нас собою
Хвалы когда-то полный храм.
                                                       (1846)

                                   * * *

Безмолвна Русь: ее замолкли города,
В ней, в старину, вещавшие так сильно,
И скрылась жизнь, кипевшая тогда
Разнообразно и обильно.
И не слыхать бывалых голосов!
Но по земле великой безответно
Несется звук командующих слов
И множит скорби неисчетно.
И то не речь к народу всякий раз,
Когда гремит подобное вещанье:
Нет, то чужой бесчувственный возглас,
Повелевающий молчанье.
Судьба родной земли - уверить нас хотят, -
Ее удел - не наше дело;
Ее историю нам во дворце чертят,
Лишь денег и людей сбирая смело.
С презрением народ и русский человек
Клеймятся именем невежды...
 Одежда русская - в наш просвещенный век -
 Есть угнетенного одежда!
Но не смущаюсь я: стоит, к соблазнам глух,
Народ великий в древней вере;
В себе, и не в одном, я слышу русский дух -
Он распахнет темницы двери!
Ты презрена, о русская земля!
Смеется над тобой отступников станица,
Ты презрена, судьбу ее деля,
Безмолвна ты, о древняя столица!
Безмолвны вы стоите, города!
Кругом идет чужое ликованье,
И мнится - нет былого и следа...
Но тот не нем, кто лишь хранит молчанье!..
                                                        (1846)

Н.П.Богданов-Бельский. "Крестьянин".

СВОБОДНОЕ СЛОВО

Ты - чудо из божьих чудес,
Ты - мысли светильник и пламя,
Ты - луч нам на землю с небес,
Ты нам человечества знамя!
Ты гонишь невежества ложь,
Ты вечною жизнию ново,
Ты к свету, ты к правде ведешь,
Свободное слово!

Лишь духу власть духа дана, -
В животной же силе нет прока:
Для истины - гибель она,
Спасенье - для лжи и порока;
Враждует ли с ложью - равно
Живет его жизнию новой...
Неправде - опасно одно
Свободное слово!

Ограды властям никогда
Не зижди на рабстве народа!
Где рабство - там бунт и беда;
Защита от бунта - свобода.
Раб в бунте опасней зверей,
На нож он меняет оковы...
Оружье свободных людей -
Свободное слово!

О, слово, дар бога святой!..
Кто слово, дар божеский, свяжет,
 Тот путь человеку иной -
Путь рабства преступный - укажет
На козни, на вредную речь;
В тебе ж исцеленье готово,
О духа единственный меч,
Свободное слово!
                                           (1854, Москва)

Константин и его отец, Сергей Тимофеевич, были похоронены на кладбище Симонова монастыря г.Москвы. В 1930-е гг. в связи с ликвидацией кладбища их останки были перезахоронены на территории московского Новодевичьего кладбища.


Комментариев нет:

Отправить комментарий