суббота, 6 апреля 2013 г.

Дон Аминадо (Шполянский А.П.)





     Дон Аминадо (Аминадав Пейсахович Шполянский) – русский поэт, сатирик, яркий представитель русского литературного Зарубежья.
     Родился в Елисаветграде в Херсонской губернии, в еврейской семье. Учился на юриста в Одессе и Киеве, после окончания обучения в 1910 г. переезжает в Москву и начинает заниматься адвокатской деятельностью. Параллельно с этим он пробует свои силы и как литератор – писал стихи, фельетоны, очерки, активно сотрудничал с журналом «Сатирикон». Именно злободневные фельетоны и тонкие пародии на крупных поэтов-современников (Бальмонта, Брюсова, Ахматову, Сологуба)  принесли молодому писателю известность. В 1915 г. вышел его первый поэтический сборник «Песни войны» - в 1914-1915 гг. Шполянский был участником военных действий и знал что такое мировая война не понаслышке. В 1917 г. он создаёт политический памфлет – сатирическую пьесу в стихах «Весна Семнадцатого года», изображающую последние дни монархии в России и события Февральской революции 1917 г. В тоже время Октябрьскую революцию Дон Аминадо не принял и в 1918 г. уехал в Киев, затем отплыл с другими эмигрантами из Одессы в Константинополь, а в 1920 г. приехал в Париж, где вступил в масонскую ложу «Космос» и продолжил свою литературную деятельность. Он сотрудничал с эмигрантскими журналами, в том числе воссозданным «Сатириконом», публиковал поэтические сборники, участвовал в поэтических вечерах. Как поэт он был известен не только как остроумный сатирик, но и как талантливый лирик, автор ироничных, и в то же время серьезных философских стихов. В 1954 г. он опубликовал книгу воспоминаний «Поезд на третьем пути», в которой воссоздал атмосферу дореволюционной России и жизни русской эмиграции, дав выразительные творческие портреты И. А.Бунина, А. И.Куприна, А. Н.Толстого, Д. С.Мережковского и многих других деятелей отечественной культуры.
     Как отмечал видных литературный критик Д.Святополк-Мирский, благодаря Шполянскому «в Париже пахнет Крещатиком и Ланжероновской», назвав при этом поэта «самым любимым, истинным властителем дум зарубежной Руси».



     Избранные цитаты А.П.Шполянского (Дона Аминадо):

Жена делает климат, а муж создает погоду

Бросить в женщину камень можно только в одном случае: когда этот камень драгоценный

Для того чтобы не сделать ни одного ложного шага, надо все время топтаться на месте

Возраст женщины, которая всех критикует, называется критическим возрастом

Неудачники никогда не опаздывают, но всегда приходят не вовремя

Пытай дружбу каленым железом, но не испытывай ее благородным металлом

Министр Геббельс исключил Генриха Гейне из энциклопедического словаря. Одному дана власть над словом, другому — над словарем


УЕЗДНАЯ СИРЕНЬ

Как рассказать минувшую весну,
Забытую, далекую, иную,
Твое лицо, прильнувшее к окну,
 И жизнь свою, и молодость былую?
Была весна, которой не вернуть...
Коричневые, голые деревья.
И полых вод особенная муть,
 И радость птиц, меняющих кочевья.
Апрельский холод. Серость. Облака.
И ком земли, из-под копыт летящий.
И этот темный глаз коренника,
 Испуганный, и влажный, и косящий.
О, помню, помню!.. Рявкнул паровоз.
Запахло мятой, копотью и дымом.
Тем запахом, волнующим до слез,
 Единственным, родным, неповторимым,
Той свежестью набухшего зерна
И пыльною, уездною сиренью,
Которой пахнет русская весна,
Приученная к позднему цветенью.
                                                    (1935)

БАБЬЕ ЛЕТО

Нет даже слова такого
В толстых чужих словарях.
Август. Ущерб. Увяданье.
Милый, единственный прах.

Русское лето в России.
Запахи пыльной травы.
Небо какой-то старинной,
Темной, густой синевы.

Утро. Пастушья жалейка.
Поздний и горький волчец.
Эх, если б узкоколейка
Шла из Парижа в Елец...
                                      (1926)

Е.Чистов. "Бабье лето"

* * * 
Убого жили.
Сказать не смели.
Не тех любили,
Кого хотели.

Не те глаголы
Не так спрягали.
И сном тяжелым
Свой век проспали...

А мир был полон
Чудес-загадок!
Слезою солон,
Любовью сладок,

В словах и звуках
Высок и ясен,
И в самых муках
Своих прекрасен.

А мы за призрак
Хватались каждый,
Справлялись тризны,
Томились жаждой.

Боялись прозы,
В стихах мечтали...
А сами — розы
Ногой топтали.

И вот расплата
За жизни наши...
— В огне заката,
Из смертной чаши,

В смятеньи, в розни,
С вином причастья,
Мы пьём свой поздний
Напиток счастья.


БЕЗ НАЗВАНЬЯ

Как весело, ярко пылает камин,
А чайник поет и клокочет,
Клокочет, как будто он в доме один
И делает все, что захочет.

А черный пушистый и ласковый кот,
С пленительным именем Томми,
Считает, что именно он – это тот,
Кто главным является в доме.

За окнами стужи, туманы, снега.
А здесь как на старой гравюре,
Хрусталь и цветы, и оленьи рога,
И лампы огонь в абажуре.

Я знаю, и это, и это пройдет,
Развеется в мире безбрежном
И чайник кипящий, и медленный кот,
И женщина с профилем нежным.

Но все же, покуда мы в мире пройдем,
Свой плащ беззаботно накинув,
Пускай у нас будет наш маленький дом
И доброе пламя каминов.

Пусть глупую песенку чайник поет
И паром клубится: встречай-ка!
И встретит нас Томми, пленительный кот,
И наша и Томми хозяйка.




Комментариев нет:

Отправить комментарий