суббота, 13 апреля 2013 г.

Елизавета Кульман



     Кульман Елизавета Борисовна (1808 – 1825) – талантливая русская поэтесса и переводчица. Она знала 11 языков, ее высоко ценили Гете и Пушкин, музыку к ее стихам писал Р.Шуман, она пользовалась покровительством императорской семьи, поговаривали, что даже лицо ангела на Александровской колонне Дворцовой площади Петербурга изображает лицо Елизаветы Кульман. К сожалению, сейчас имя этой даровитой поэтессы практически забыто и упоминается лишь в некоторых поэтических справочниках...
     Родилась она в Петербурге, в многодетной семье отставного капитана. После смерти ее отца семья погрузилась в крайнюю бедность, тем не менее матери удалось воспитать детей, в том числе и Лизу. Ее учителем был немец, который дал девочке обширную основу самых разнообразных знаний. Очень рано Лиза обнаружила исключительную способность к освоению иностранных языков – она могла прекрасно разговаривать на новом языке всего лишь через 2-3 месяца после начала его обучения. У матери не было денег, чтобы покупать Лизе куклы, поэтому единственным ее другом стал росший недалеко от дома куст жасмина – воображение девочки наделило его свойствами живого существа. Стихи Лиза Кульман стала писать с одиннадцати лет, и первой её серьёзной работой стал сборник переводов с греческого языка избранных од Анакреона. Она их перевела на восемь языков: русский, немецкий и итальянский — белым стихом, без рифмы, а на пять других языков - прозаическим  переводом. После этого переводческая деятельность стала ее основным занятием. Свой перевод «Анакреоновых песней» Лиза Кульман преподнесла через старших друзей своей тезке — императрице Елизавете Алексеевне, от которой получила в ответ бриллиантовое ожерелье «в знак отличия развивающегося таланта». Ее учитель-немец переслал переводы девочки в Германию, где их прочел великий Гете и прислал ответ: «Объявите молодой писательнице от моего имени, от имени Гёте, что я пророчу ей со временем почётное место в литературе, на каком бы из известных языков она ни вздумала писать».
     К 17 годам Елизавета знала одиннадцать языков, говорила на восьми, писала стихи на пяти языках - такого еще никогда не видела ни русская, ни западноевропейская литература. По мнению многих,  в русской литературе восходила звезда поэзии первой величины, сопоставимая по сегодняшним меркам разве что с Пушкиным... Кульман увлекалась не только античностью, она переводила поэтов Возрождения, Просвещения и современности, писала собственные стихи. Помимо этого она написала 18 сказок, близких по духу к сказкам Ш.Перро и братьев Гримм.
     В ночь с 6 на 7 ноября 1824 г. в Петербурге разыгралось роковое наводнение, самое сильно за историю города (описанное Пушкиным в «Медном всаднике»). Оно застало Елизавету в гостях, на свадьбе брата. Возвращаясь домой, она сильно простудилась и заболела чахоткой (туберкулезом) – неизлечимой по тем временам болезнью. Но даже больная она не переставала писать...В возрасте 17 лет ее не стало. 
     При жизни ничего из созданного ею не было опубликовано, поэтому смерть Елизаветы осталось практически незамеченной. Но в 1835 г. вышел первый биографический очерк о Кульман с обстоятельными комментариями её творчества. История молодой поэтессы захватила многих писателей и поэтов. В 1839 г. было издано расширенное издание ее стихотворений. По некоторым данным Е.Кульман написала более 1000 стихотворений, однако большинство из них так и не было опубликовано и, вероятно, утеряно. Тем не менее, несколько ее оригинальных лирических стихотворений все же сохранилось – из них мы можем судить о творчестве этой девушки, которой судьбой было отпущено очень мало времени, но несмотря на это она успела внести свой вклад в отечественную «женскую лирику» и мировую поэзию.

Скульптурное изображение Е.Кульман

***
Меня назвал ты бедной, —
Ошибся ты, мой друг.
Проснись с лучом рассвета,
Взгляни на мир вокруг:
Над хижиной моею
Струится свет зари,
И падает на кровлю
Дождь золота, смотри!
Под вечер луч багряный
Блеснет в последний раз,
Но до темна мерцает
В моем окне топаз!
Меня назвал ты бедной, —
Ошибся ты, мой друг!..

 *** 
Ты протяни мне руку,
Облако, вольный брат!
Я старших братьев встречу
Вблизи небесных врат.

Хоть я совсем не помню
Родные их черты,
Отца средь них узнаю,
Его увидишь ты!

Они глядят с улыбкой,
Приветливо маня.
Дай, облако, мне руку,
К ним подними меня!


ВЕСЕННЯЯ ПЕСНЯ
 
Опять весна явилась,
И дни опять ясны,
И сердце вновь забилось
Под щебет птиц лесных.
   
Теперь вершит светило
По небу долгий путь;
Оно в окошко милой
Заглянет как-нибудь.
   
На свежий мир зеленый,
Что снова вдруг возник,
С вниманьем благосклонным
Глядит седой старик.

* * *
 О! Если б были крылья,
 Порхнула б я на юг,
 Не видела б, как тает
 Жизнь юная средь мук.

 Вы, ласточки, спешите,
 Счастливицы, на юг!
 Застанете там лето
 И все отрады вдруг.

 На тёплом юге, в Ницце,
 В сем райском уголке,
 Там я нашла б спасенье.
 Туда б хотелось мне.

 На Севере же хладном
 Меня здесь гибель ждёт;
 Я вижу, скорым шагом
 Смерть страшная идёт.

 Я полетела б с вами
 В бальзамный воздух тот,
 Смесь солнечнаго света
 И запаха цветов!

 Здесь умереть мне должно:
 Как тяжка мысль сия!
 Да, ласточки, весною
 Не будет меня!


Девушку похоронили недалеко от дома, в одном из тихих уголков Смоленского кладбища. В советские годы прах поэтессы был перезахоронен рядом с другими представителями "золотого века" русской поэзии - в Некрополе мастеров искусств Александро-Невской лавры (бывшее Тихвинское кладбище)

Комментариев нет:

Отправить комментарий