понедельник, 22 июля 2013 г.

Марина Цветаева





   Цветаева Марина Ивановна (1982 — 1941) — выдающийся русский поэт (именно «поэтом», а не «поэтессой» подчеркнуто называла она себя), переводчица, прозаик.
   
Марина (справа) и Анастасия (слева) Цветаевы
    Она родилась в Москве, в семье профессора И.В.Цветаева — филолога, искусствоведа, основателя Музея изящных искусств (ныне — ГМИИ имени А.С.Пушкина). Мать Марины была пианисткой, она мечтала видеть свою дочь музыкантом. Марина с раннего детство увлекалась чтением, стихи начала писать в 6 лет, причем не только на русском, но и на немецком и французском языках. Ее детские годы прошли в Москве и Тарусе, вместе с больной матерью она бывала в Европе — в Италии, Швейцарии, Германии. После окончания гимназии в Москве училась в пансионах Лозанны и Фрайбурга. В 16 лет слушала в Сорбонне курс лекций о старофранцузской литературе. В 1906 г. Марина и ее сестра Анастасия остались без матери, которая скончалась от чахотки. 

М.Цветаева и С.Эфрон
    В 1910 г. в свет выходит первый сборник Цветаевой - «Вечерний альбом», который был доброжелательно встречен Брюсовым, Гумилевым, Волошиным. С последним у Цветаевой зародилась очень крепкая дружба, она часто гостила в доме Волошиных в Коктебеле. Здесь в 1911 г. она встретила и полюбила литератора и публициста С.Эфрона. В 1912 г. они обвенчались, в том же году у них родилась дочь Ариадна. В 1912-1913 гг. вышли новые сборники Цветаевой - «Волшебный фонарь» и «Из двух книг» (в котором были опубликованы лучшие стихи двух предыдущих сборников). В 1914-1916 гг. у Марины была близкая связь с поэтессой и переводчицей С.Парнок. Впоследствии Цветаева писала: «Любить только женщин (женщине) или только мужчин (мужчине), заведомо исключая обычное обратное— какая жуть! А только женщин (мужчине) или только мужчин (женщине), заведомо исключая необычное родное— какая скука!». Их взаимоотношениям был посвящен цветаевский цикл «Подруга». Многие стихи Цветаевой имели яркий романтический оттенок — именно на романтических произведениях она выросла и вошла в этот мир как поэт. Трагизм же земного существования романтических героев компенсировался принадлежностью к высшему миру души, любви, поэзии. 

Марина с дочерью Ариадной
   Февральскую революцию Цветаева и Эфрон встретили с восторгом, а события Октября восприняли как крах своих идеалов. Марина в этот момент находилась в Коктебеле у Волошина, она отправилась в Москву за детьми, однако назад в Крым так и не вернулась. В 1917 -1920 гг. она проживала в голодной Москве, своих дочерей — Ариадну и Ирину в 1919 г. она была вынуждена сдать в приют (где Ирина скончалась). В этот период она создает цикл стихов для сборника «Лебединый стан», посвященный подвигам Белой армии, в рядах которой сражался ее муж. Сборник был издан на Западе только в 1957 г.
    В 1921 г. Цветаева создает цикл стихов «Разлука», посвященный мужу. В следующем году она получила разрешение выехать из Советской России и отправилась с дочерью в Берлин. Там она встретилась с Эфроном, эмигрировавшим с остатками Добровольческой армии. В 1922 — 1925 гг. они проживали в Праге, здесь у Цветаевой впервые устанавливаются постоянные отношения с литературными кругами, с издательствами и редакциями журналов. Она переписывается с Пастернаком, создает несколько поэм, циклы «Гамлет», «Федра», «Ариадна». В 1925 г. у нее родился долгожданный сын Георгий. 1 ноября 1925 Цветаева с детьми приехала в Париж; к Рождеству туда перебрался и Сергей Эфрон. Эмоциональные, исповедальные, экспрессивные стихи Цветатевой в эмигрантской среде не пользовались успехов — ей в этот период удалось издать только сборник «После России» (1928). Помимо этого она создала циклы стихов, посвященных Пушкину, Маяковскому и поэтам-эмигрантам, ее современникам, активно работала над прозаическими произведениями. В 1937 г. Эфрон, сотрудничавший с советскими спецслужбами, вместе с Ариадной бежал в СССР. В 1939 г. на родину вернулась и Цветаева с сыном, жила на даче НКВД в Болшеве. В том же году Сергей Эфрон и Ариадна были репрессированы.

   Цветаевой пришлось много скитаться после этого, а с началом Великой Отечественной войны она с сыном, вместе с рядом других писателей, была эвакуирована в небольшой город Елабуга на берегу Камы. Она пыталась получить место в Чистополе, где проживали в тот момент другие писатели, в том числе Н.Н.Асеев, даже просила принять ее посудомойкой, но безуспешно. После очередной ссоры с сыном, оставшись одна, она повесилась в доме Бродельниковых, куда была определена на постой, оставив несколько предсмертных записок. Это произошло 31 августа 1941 г. Ее муж был расстрелян через несколько месяцев, сын Георгий погиб на фронте в 1944 г., а дочь Ариадна до 1955 г. находилась в лагерях. Такой трагичной была судьба одной из лучших поэтов России и ее семейства...

***
Уж сколько их упало в эту бездну,
Развёрстую вдали!
Настанет день, когда и я исчезну
С поверхности земли.

Застынет всe, что пёло и боролось,
Сияло и рвалось:
И зелень глаз моих, и нежный голос,
И золото волос.

И будет жизнь с её насущным хлебом,
С забывчивостью дня.
И будет всё - как будто бы под небом
И не было меня!

Изменчивой, как дети, в каждой мине
И так недолго злой,
Любившей час, когда дрова в камине
Становятся золой,

Виолончель и кавалькады в чаще,
И колокол в селе...
- Меня, такой живой и настоящей
На ласковой земле!

- К вам всем - что мне, ни в чём не знавшей меры,
Чужие и свои?!
Я обращаюсь с требованьем веры
И с просьбой о любви.

И день и ночь, и письменно и устно:
За правду да и нет,
За то, что мне так часто - слишком грустно
И только двадцать лет,

За то, что мне - прямая неизбежность -
Прощение обид,
За всю мою безудержную нежность,
И слишком гордый вид,

За быстроту стремительных событий,
За правду, за игру...
- Послушайте! - Ещё меня любите
За то, что я умру.
                                        (8 декабря 1913


Памятник Цветаевой в Тарусе (http://www.taruska.ru/photo/tarusa_segodnja/8-0-329)

ГЕНЕРАЛАМ ДВЕНАДЦАТОГО ГОДА
                                                                                      Сергею  

Вы, чьи широкие шинели
Напоминали паруса,
Чьи шпоры весело звенели
И голоса.

И чьи глаза, как бриллианты,
На сердце вырезали след -
Очаровательные франты
Минувших лет.

Одним ожесточеньем воли
Вы брали сердце и скалу, —
Цари на каждом бранном поле
И на балу.

Вас охраняла длань Господня
И сердце матери. Вчера —
Малютки-мальчики, сегодня —
Офицера.

Вам все вершины были малы
И мягок — самый черствый хлеб,
О молодые генералы
Своих судеб!

Ах, на гравюре полустертой,
В один великолепный миг,
Я встретила, Тучков-четвертый,
Ваш нежный лик,

И вашу хрупкую фигуру,
И золотые ордена...
И я, поцеловав гравюру,
Не знала сна.

О, как — мне кажется — могли вы
Рукою, полною перстней,
И кудри дев ласкать — и гривы
Своих коней.

В одной невероятной скачке
Вы прожили свой краткий век...
И ваши кудри, ваши бачки
Засыпал снег.

Три сотни побеждало — трое!
Лишь мертвый не вставал с земли.
Вы были дети и герои,
Вы все могли.

Что так же трогательно-юно,
Как ваша бешеная рать?..
Вас златокудрая Фортуна
Вела, как мать.

Вы побеждали и любили
Любовь и сабли острие -
И весело переходили
В небытие.
                                           (Феодосия, 26 декабря 1913)


Дом-музей и памятник М.Цветаевой в Борисоглебском переулке (Москва)


***
Мне нравится, что Вы больны не мной,
Мне нравится, что я больна не Вами,
Что никогда тяжелый шар земной
Не уплывет под нашими ногами.
Мне нравится, что можно быть смешной —
Распущенной — и не играть словами,
И не краснеть удушливой волной,
Слегка соприкоснувшись рукавами.

Мне нравится еще, что Вы при мне
Спокойно обнимаете другую,
Не прочите мне в адовом огне
Гореть за то, что я не Вас целую.
Что имя нежное мое, мой нежный, не
Упоминаете ни днем, ни ночью — всуе...
Что никогда в церковной тишине
Не пропоют над нами: аллилуйя!

Спасибо Вам и сердцем и рукой
За то, что Вы меня — не зная сами! —
Так любите: за мой ночной покой,
За редкость встреч закатными часами,
За наши не-гулянья под луной,
За солнце не у нас над головами, —
За то, что Вы больны — увы! — не мной,
За то, что я больна — увы! — не Вами.
                                                              (3 мая 1915)

А. Цветаева с сыном Андрюшей (слева), М. Цветаева с дочерью Алей, сзади – С. Эфрон и М. А. Минц. Александров. 1916 год. Инженер Маврикий Минц был мужем Анастасии Цветаевой. С ним Марина познакомилась, будучи в гостях у сестры в г. Александров. Именно ему и посвященны эти бессмертные строки - "Мне нравится, что Вы больны не мной..."

***
Никто ничего не отнял!
Мне сладостно, что мы врозь.
Целую Вас — через сотни
Разъединяющих верст.

Я знаю, наш дар — неравен,
Май голос впервые — тих.
Что Вам, молодой Державин,
Мой невоспитанный стих!
На страшный полет крещу Вас:
— Лети, молодой орел!
Ты солнце стерпел, не щурясь, —
Юный ли взгляд мой тяжел?

Нежней и бесповоротней
Никто не глядел Вам вслед...
Целую Вас — через сотни
Разъединяющих лет.
                                   (12 февраля 1916)


СТРАНА

С фонарем обшарьте
Весь подлунный свет!
Той страны на карте -
Нет, в пространстве - нет.

Выпита как с блюдца, -
Донышко блестит.
Можно ли вернуться
В дом, который - срыт?

Заново родися -
В новую страну!
Ну-ка, воротися
На спину коню

Сбросившему! Кости
Целы-то - хотя?
Эдакому гостю
Булочник - ломтя

Ломаного, плотник -
Гроба не продаст!
Тут ее - несчетных
Верст, небесных царств,

Той, где на монетах -
Молодость моя,
Той России - нету.
- Как и той меня.
                         (Конец июня 1931)

    Рассказывая о Марине Цветаевой, не могу не поделиться собственным фотоархивом, сделанным в Елабуге этим летом. На фотографиях представлен дом-музей Цветаевой, где она прожила последние дни, и экспозиция музея. Думаю, это будет интересно всем, кто хочет знать больше об этой уникальной и талантливой женщине...
















***
                                               Арс.Тарковскому

Всё повторяю первый стих
И всё переправляю слово:
 - «Я стол накрыл на шестерых»...
Ты одного забыл - седьмого.

Невесело вам вшестером.
На лицах - дождевые струи...
Как мог ты за таким столом
Седьмого позабыть - седьмую...

Невесело твоим гостям,
Бездействует графин хрустальный.
Печально - им, печален - сам,
Непозванная - всех печальней.

Невесело и несветло.
Ах! не едите и не пьёте.
 - Как мог ты позабыть число?
Как мог ты ошибиться в счёте?

Как мог, как смел ты не понять,
Что шестеро (два брата, третий -
Ты сам - с женой, отец и мать)
Есть семеро - раз я на свете!

Ты стол накрыл на шестерых,
Но шестерыми мир не вымер.
Чем пугалом среди живых -
Быть призраком хочу - с твоими,

(Своими)...
            Робкая как вор,
О - ни души не задевая! -
За непоставленный прибор
Сажусь незваная, седьмая.

Раз! - опрокинула стакан!
И всё, что жаждало пролиться, -
Вся соль из глаз, вся кровь из ран -
Со скатерти - на половицы.

И - гроба нет! Разлуки - нет!
Стол расколдован, дом разбужен.
Как смерть - на свадебный обед,
Я - жизнь, пришедшая на ужин.

...Никто: не брат, не сын, не муж,
Не друг - и всё же укоряю:
- Ты, стол накрывший на шесть - душ,
Меня не посадивший - с краю.
                                                     (6 марта 1941)


В Тарусе, любимом городе Марины, был установлен камень (тарусский доломит) с надписью «Здесь хотела бы лежать Марина Цветаева»



Могила Цветаевой - на Петропавловском кладбище Елабуги. Первоначальный деревянный крест не сохранился, поэтому место, гле стоит памятник - приблизительное, основанное на воспоминаниях очевидцев.