среда, 27 февраля 2013 г.

Замечательные уголки России


Большие Вяземы


    Эти места должны помнить еще Бориса Годунова и Лжедмитрия-самозванца…Позднее, с 1694 г. Вяземы стали вотчиной князей Голицыных. Во второй половине XVIII века здесь появилась усадьба и был разбит парк. Одним из хозяев усадьбы был герой войны 1812 г. и впоследствии генерал-губернатор Москвы Д.В.Голицын. Во время отступления к Москве здесь находилась главная квартира русской армии. Согласно легенде, Кутузов и Наполеон ночевали в главном усадебном доме на одном и том же диване с разницей всего в один день. В разные годы порог усадьбы переступали русские императоры, литераторы – Н.Гоголь, Л.Толстой, М.Цветаева и, конечно, А.Пушкин. Поэт провел детство в этих местах – в имении Ганнибалов Захарово, о котором будет рассказано в следующий раз. С 1994 г. усадьба Вязёмы и усадьба Захарово образуют Государственный историко-литературный музей-заповедник А. С. Пушкина.
     Среди достопримечательностей, на которые нельзя не обратить внимание – построенный в XVI веке Спасо-Преображенский собор. Тогда же была построена звонница псковского типа, нехарактерная для этих мест по своей архитектуре. У собора похоронен младший брат А. Пушкина — Николенька, умерший во младенчестве.
Во время моего посещения усадьба еще находилась на реконструкции, часть здания внутри и снаружи была скрыта от глаз…Ныне усадебный комплекс восстановлен полностью и открыт для публики во всем своем дворянском княжеском величии.


























Размышлезис об образовательной политике




Специалисты или интеллектуалы нужны для нынешней и будущей России?
(думы о российском образовании, просвещении и знатоках своего дела)


  Уровень образования определяет и дальнейшую профессиональную деятельность человека, и степень развитости всего государства. Жизненные идеалы, свой взгляд на мир и на общество, которое тебя окружает, стремления и основные цели – все это закладывается в юности, когда и происходит образовательный процесс. Несмотря на то, что человек учится действительно всю жизнь, неправильно заложенные в молодые годы внутренние принципы ведут к тому, что потом человек уже не учится, а переучивается, причем, как правило, после болезненных ударов судьбы.
     Образование тесно связано с просвещением – важно ведь не просто получить навыки в тех областях, которые кажутся вам интересными, но и стать человеком с большой буквы, полноценным с точки зрения интеллекта, вкусов, моральных установок. Жизненные принципы могут быть разными, но когда налицо их полное отсутствие – это, несомненно, недостаток образования. Но каким же образом в школах и институтах можно воспитать одновременно и специалистов в определенной сфере, и цельных гармоничных личностей, которые смогут интуитивно отличать высокое от пошлого, грязь и одиозность от искусства, искреннюю дружбу от расчетливого обрастания полезными связями? Непростая задача…
    Постоянные дискуссии в телепередачах по поводу советской школы, патриотичного воспитания, ЕГЭ, коммерциализации учебы уже всем порядком поднадоели. Между слов всегда читается мысль о том, что возврат к старой системе в современных экономических и международных реалиях в полной мере невозможен, а новая система плохо продумана и нуждается в серьезных корректировках. Однако здравого альтернативного предложения пока не слышно. Во всяком случае, я его еще не встречал.



1. Приоритетные направления в образовании.
    Какие специалисты более всего востребованы на рынке труда? Вакансий, конечно, разных много, но какие-то общие направления всегда можно выделить. Сейчас это менеджеры различного звена, специалисты в финансовой сфере, программисты, управляющие проектами, дизайнеры, маркетологи, другими словами – либо управленцы для одних компаний, либо креативщики для других. Ну ряд традиционный профессий (врачи, учителя, инженеры) конечно тоже никогда не исчезнут уже ввиду их постоянной необходимости для общества. Однако большинство современных вакансий так или иначе связаны с развитием того или иного направления в бизнесе. Хорошо ли это? Наверное нет – коммерция уже сама по себе создает нездоровую атмосферу между людьми, существующих в обстановке конкуренции, нехватки времени, постоянного давления или, другими словами, постоянной возможности получить «ножом в спину» от улыбчивых коллег или любимого начальника. Конечно, такое существует не только в коммерции, да и некоторых частных компания обстановка не такая уж напряженная, однако общая тенденция именно такая, и думаю большинство со мной согласятся. Но это проблема глобальная – мир сейчас настолько коммерциализирован, что негодовать по поводу разных спекулянтов – все равно, что пытаться докричаться до людей посреди пустыни. Грамотнее всего просто смириться с реалиями и постараться создать такую систему отношений, когда вопросы прибыли и успеха сочетались бы с соблюдением моральных устоев, традиционных для того или иного общества. 
  Ввиду сильной востребованности перечисленных специалистов необходимо наше современное образование направить на создание специалистов именно в этих областях. Иначе – большинство людей так и будет работать не по специальности, не любить и не разбираться в своем деле, ждать от работы только премий и подсиживать коллег, чтоб самому не оказаться на бирже для безработных среди других горемык. И начинать нужно со школы – вместо древних советских предметов, которые уже неактуальны на рынке труда и не интересны нынешнему молодому поколению, необходимо разработать новые учебные программы – которые позволили бы не только дать ученикам первоначальное представление о современных отраслях, но и заинтересовать их (писали же Перельман про математику, а Ландау про физику так, что могли заинтересовать даже отъявленных гуманитариев – значит надо перехватывать инициативу и писать в том же духе о дизайнерском искусстве, маркетинге, финансовых биржах, направлениях в икусстве – но предельно просто и доступно, чтобы не вызвать отвращение у детских умов, которые еще не предназначены для запоминания и анализа больших массивов информации). Несколько базовых дисциплин (математика, русский и иностранный языки, литература, физкультура и т.д.) будут необходимы всегда, а вот над программой в целом надо серьезно работать, приспосабливать ее к нынешним мировым реалиям, чтобы выращивать активных и толковых специалистов, а не аморфную массу без целей в жизни и нормальных навыков для работы в компаниях и организациях.



2. Просвещение и взаимоуважение в современных корпоративных условиях.
   Каким образом сделать из будущих поколений противников разврата, пошлости и ценителей уважительного отношения к человеку? Воспитание. И образование одновременно. Надежду на семью, на родителей, конечно, возлагать можно, но нынче некоторые родители демонстрируют отсутствие даже намека на интеллект и нравственные принципы. Что такие особи могут внушить ребенку? Нет, надежнее всего – грамотно продуманная программа в школах и институтах. 
   Во-первых, это изучение русской классической литературы. Но не формальное – запоминание платьев Наташи Ростовой и всяких стихотворных метафор-гипербол, а глубинное изучение нашего наследия, чтобы ученики учились ценить прекрасное, понимать те нравственные проблемы общества или личные переживания героев, которые хотели показать наши классики. Тогда они научатся вести себя достойно, как в плане личном, так и общественном. Главное – не перегнуть палку и не пичкать юных ребят литературой для 40-летних опытных в жизненном плане читателей. Наши поэты и писатели многие произведения не для 15-летних писали, и заставлять еще зеленую девушку вникать в образ Анны Карениной или Сони Мармеладовой – значит прививать неприятие к классике на долгие годы, пока она сама не накопит жизненного опыта, чтобы самой прочувствовать трагичность и глубину этих и многих других героинь. Классические произведения для школы должны быть глубокими, но глубина должна быть адекватной для школьного разума. Только тогда читатель по достоинству оценит произведение и сделает серьезные выводы для себя. 
   Во-вторых, понятия об этике – общественной, трудовой, личной – это тоже неотъемлемая часть школьного и университетского образования. Люди, которые не умеют ладить и уважать друг друга, могут испортить любой проект, завалить любую инициативу, какой бы перспективной и продуманной она не была. Умение общаться, обсуждать, находить компромиссы – вот чего так не хватает сегодня. Даже крупные политики и люди искусства в разговоре друг с другом не скрывают хамских интонаций, что уж говорить про обывателей, не обремененных проблемами потери имиджа и доверия. «Работа в команде» - вот дисциплина, которая необходима на любом уровне обучения. Плохо только то, что учителей такого профиля трудно будет отыскать – слишком непривычная сфера для русского человека.

3. Узкий или широкий профиль?
     Многие критикуют узкопрофильное образование, считая его недостаточным для современного специалиста. Но я бы поспорил. Сам в свое время учился как раз на специалиста «широкого профиля» и постигал такое множество совершенно разных дисциплин, что многие из них улетучились из головы сразу после окончания вуза. Да, общие знания можно было получить и по экономике, и по праву, и по международным отношениям, и по политологии, и по философии…Только не одну из этих дисциплин в итоге не удалось выучить настолько, чтобы позиционировать себя работодателю как классного специалиста в какой-либо из этих сфер. Эрудиция, кругозор и знание международных проблем – этого не отнять. Но работодателю нужен прежде всего специалист в определенной сфере, который без лишних философствований сделает свою часть работы и сделает качественно. Поэтому мой вердикт таков – должны быть общие знания по некоторым универсальным предметам, чтобы со стороны невеждой не казаться, но старшие классы школы и институтское обучение надо спланировать так, чтобы за эти годы сформировался полноценный специалист. Такого даже без опыта работы оторвут с руками. Гении вроде Михайлы Ломоносова – астрономы, физики, биологи и поэты в одном лице – иногда рождаются, но уповать только на них не стоит. В основном, человек может стать спецом в одной-двух областях, максимум – в трех, если они смежные. Остальное – дополнительные знания, для жизни и для души. Они должны затрагиваться в учебе, но не урезая при этом время на профессиональные предметы.




     Как сделать так, чтобы выпускники школ не метались после выпуска в поисках лишь бы какого нормального института? Готовить профессионалов еще в школе. Как я уже говорил, не учить их старомодным дисциплинам (99% учеников либо их забудут, либо никогда ими не воспользуются), а знакомить с перспективными направлениями, в которых им было бы интересно работать. Начиная от общего знакомства и углубляясь все дальше в предмет, изучая его все детальнее. Если в младших классах проходят все понемногу, то старшие классы должны быть сформированы наподобие вузов, где есть основное направление, и большинство предметов посвящены ему, и второстепенные направления, которые просто расширяют кругозор. К 8-9 классу любой нормальный человек уже понимает, с чем он хочет связать свою жизнь – с финансами, госслужбой, искусством, спортом, здравоохранением, рекламой и так далее. Хотя бы понять – физик он в душе или лирик, рациональная или эмоциональная натура. Если физик – то нечего ему заниматься анализом стихотворений, он только теряет время, пусть лучше совершенствуется в молекулярной теории или генной инженерии. Если лирик – не надо его загружать химическими формулами и предлагать сделать из железяки транзистор – для него это останется той же железякой, просто другой формы. Каждый человек должен быть на своем месте. С определенным багажом знаний, но без приоритетных, уникальных знаний в какой-либо области он не добьется успеха и не будет интересен окружающим.

4. Образование для правящей элиты.
     Единственная сфера, где необходим широкий профиль – управление страной. Опыт последних лет показывает, что когда страной и ключевыми отраслями управляют выпускники машиностроительных техникумов или сплошные военные, проблем становится все больше. Только специалист в определенной сфере может координировать эту сферу на государственном уровне, и только интеллектуал с широкой образовательной базой может руководить страной в целом. На Западе правят выпускники университетов «Лиги плюща» - их по сути готовят во время брать на себя очень большую ответственность и дают обширную базу знаний, которые потом реализуются на практике. России нужна «меритократия» - образованная элита, правящая по законам морали и справедливости. Для того, чтобы такая элита сформировалась, ее нужно учить. Учить ответственности перед всеми жителями страны, учить мыслить и анализировать широко, глобально, понимая что происходит в мире и какие шаги нужно предпринять. А реализация инициатив «меритократии» - дело уже тех самых специалистов, подготовленных грамотной системой образования. Это - единственный шанс сохранить и преумножить значение государства, совместными усилиями, усилиями просвещенного руководства и компетентных исполнителей. Вот это – цель нашего образования, а не ЕГЭ или новый толерантный учебник истории, о которых болтают все кому не лень, забывая о главном…

Спасибо за внимание! Искренне Ваш!

Павел Галандров (P.Galandroff)


Роберт Рождественский



  
     Рождественский Роберт Иванович (1932-1994) – виднейший русский советский поэт, лауреат государственных премий, переводчик, автор стихов к популярным и любимым многими песням.
     Родился будущий поэт в селе Косиха на Алтае.Настоящее его имя – Роберт Станиславович Петкевич. Отец – сотрудник НКВД, погиб в бою в феврале 1945 г.  После войны его воспитывали мать и отчим-офицер. После окончания школы поступил в Петрозаводский университет, где начинает писать и публиковать первые стихи. В 1956 г. окончил Литературный институт имени А.М. Горького. За время учёбы в институте выпустил в свет сборники стихов «Флаги весны» (1955) и «Испытание» (1956); напечатал поэму «Моя любовь» (1955). Затем поэтические сборники стали выходить с завидной регулярностью - их насчитывается более семидесяти. Высокая гражданственность поэзии Р. Рождественского, его неповторимый стиль привлекали внимание крупных издательств. Поэт активно ездил по стране, устраивал творческие вечера, старался быть интересным любому читателю и слушателю – от строителей до профессоров. Характерным свойством поэзии Рождественского была «постоянно пульсирующая современность», живая актуальность вопросов, которые он ставит и перед собой, и перед своими поклонниками. Рождественский возглавлял комиссию по литературному наследию Владимира Высоцкого при Союзе писателей. Во многом благодаря его усилиям в Москве открылся Дом-музей М.Цветаевой. В 1979 году Роберт Рождественский был удостоен Государственной премии СССР. В годы перестройки активно выступал за демократические преобразования.
      Будучи уже тяжело больным, Рождественский уединился в Переделкине и создал свою особую лирику, которая впоследствии составила редкий по своей пронзительности и жизнелюбию сборник «Последние стихи Роберта Рождественского», опубликованный уже после его смерти. Эти стихи носили во многом исповедальный характер. Однако для миллионов россиян Р.Рождественский – это, безусловно, автор текстов популярнейших эстрадных песен, а также песен к культовым отечественным кинофильмам («Семнадцать мгновений весны», «Вариант «Омега», «Неуловимые мстители», «Новые приключения неуловимых», «Карнавал» и др.)

Памятная доска на доме в Москве на Тверской улице, где жил Роберт Рождественский

СОВРЕМЕННАЯ ЖЕНЩИНА

Современная женщина суетою
замотана,
Но, как прежде, божественна!
Пусть немного усталая, но, как прежде,
прекрасная,
До конца непонятная, никому не подвластная.
Современная женщина! То грустна
и задумчива,
То светла и торжественна.
Доказать ее слабости, побороть ее
дерзости
Зря мужчины стараются, понапрасну
надеются.
Не бахвалится силою, но на ней тем
не менее
И заботы служебные, и заботы
семейные.
Всё на свете познавшая, все невзгоды
прошедшая,
Остается загадкою современная
женщина!




ВСЕ НАЧИНАЕТСЯ С ЛЮБВИ

Твердят:
"В начале
было
слово".
А я провозглашаю снова:
все начинается
с любви!

Все начинается с любви:
и озаренье,
и работа,
глаза цветов,
глаза ребенка -
все начинается с любви.

Все начинается с любви.
С любви!
Я это точно знаю.
Все,
даже ненависть -
родная
и вечная
сестра любви.

Все начинается в любви:
мечта и страх,
вино и порох.
Трагедия,
тоска
и подвиг -
все начинается с любви.

Весна шепнет тебе:
"Живи".
И ты от шепота качнешься.
И выпрямишься.
И начнешься.
Все начинается
с любви!

Военврач, хирург медсагбата московской пролетарской дивизии В.П. Рождественская с сыном Робертом 1943 г.


ГОРОД АНГЕЛОВ   
                                                   А. Сахнину

Начинается город ангелов,
город ангелов – Голливуд…
Люди в панике, люди ахают:
«Вот где эти кумиры живут!..»
Кинизвёздочки, кинозвездашечки,
кинодвигатели эпох…
Полисмен улыбается старчески –
даже он в Голливуде не бог!
Даже солнце стыдливо катится…
Кинозвёзды царствуют тут!
Так они длинноноги, что кажется:
ноги прямо от шеи растут!
Кинозвёзды туги, как пружины.
Кинозвёзды спешат на корт.
Кинозвёзды меняют машины
и любовников каждый год.
А ещё – избегают мяса,
берегут фигуру свою.
А ещё обожают сниматься,
а ещё – давать интервью.
Подойдёт кинозвёздочка, глянет,
улыбнётся вовсю, а потом
репортёру такое ляпнет,
что в конвульсиях репортёр!..
Но зачем быть умным, в сущности,
им – берущим у жизни  своё?..
Киноленты на студиях сушатся.
Киноленты шуршат, как бельё…
А потом континенты млеют
от волненья на тысячи вёрст!
И девчонки в постельной лени
вспоминают повадки «звёзд».
И солдаты несут у сердца
на оскал орудийных дул
королев стриптиза и секса,
абсолютно божественных дур!..
К нам на землю слухи просачиваются –
сам, за что купил, продаю:
голливудские кинокрасавчики
стали ангелами в раю.
Бог печётся об их здоровье.
Бог волнуется – как живут?
Там, на небе, для них построен
тёплый, ангельский Голливуд.
Там они основали фирмы.
По свидетельству церкви, там
киноангелы ставят фильмы
и показывают чертям!


МОСКВА-КАССИОПЕЯ

Ночь прошла, будто прошла боль,
Спит земля, пусть отдохнет, пусть.
У Земли, как  и у нас с тобой
Там, впереди, долгий, как жизнь, путь.

Я возьму этот большой мир,
Каждый день, каждый его час,
Если что-то я забуду,
Вряд ли звезды примут нас.
 
Я возьму щебет земных птиц,
Я возьму добрых ручьев плеск,
Я возьму свет грозовых зарниц,
Шепот ветров, зимний пустой лес...

Я возьму память земных верст,
Буду плыть в спелом, густом льне.
Там вдали, там, возле синих звезд
Солнце Земли  будет светить мне.

Я возьму этот большой мир,
Каждый день, каждый его час,
Если что-то я забуду,
Вряд ли звезды примут нас.

Вместе с В.Терешковой и И.Кобзоном

МГНОВЕНИЯ

Не думай о секундах свысока.
Наступит время, сам поймешь, наверное,-
свистят они,
как пули у виска,
мгновения,
            мгновения,
                        мгновения.
У каждого мгновенья свой резон,
свои колокола,
            своя отметина,
Мгновенья раздают - кому позор,
кому бесславье, а кому бессмертие.
Мгновения спрессованы в года,
Мгновения спрессованы в столетия.
И я не понимаю иногда,
где первое мгновенье,
                        где последнее.
Из крохотных мгновений соткан дождь.
Течет с небес вода обыкновенная.
И ты, порой, почти полжизни ждешь,
когда оно придет, твое мгновение.
Придет оно, большое, как глоток,
глоток воды во время зноя летнего.
А в общем,
надо просто помнить долг
от первого мгновенья
                        до последнего.
Не думай о секундах свысока.
Наступит время, сам поймешь, наверное,-
свистят они,
как пули у виска,
мгновения,
            мгновения,
                        мгновения.

Похоронен поэт на кладбище в подмосковном Переделкино (фото - с сайта http://moscow-tombs.narod.ru/, посвященного захоронениям известных людей на территории Москвы и Подмосковья)





вторник, 26 февраля 2013 г.

Аполлон Григорьев




         Григорьев Аполлон Александрович (1822-1864) – русский поэт, критик, один из ярчайших представителей литературной демократической интеллигенции XIX века, автор популярных песен и романсов.
    Дед Григорьева, крестьянин из глухой провинции, благодаря своему усердию разбогател, выстроил себе дом в Москве, получил дворянское достоинство и даже табакерку от императора. Аполлон был незаконнорожденным ребенком, поскольку его отец и мать (дочь крепостного кучера) обвенчались уже после рождения младенца. Поэтому он стал числиться не дворянином, как отец, а «московским мещанином». Юность поэта прошла в районе Замоскворечья. Рос он в довольстве – мать души в нем не чаяла (возможно, потому, что все другие ее дети умерли в младенчестве), однако ежедневно ему приходилось видеть мертвецки пьяных лакеев, кучеров, слушать их матерную ругань… Он рано научился играть на фортепьяно, позднее освоил гитару. После нескольких посещений театра с отцом Аполлон на всю жизнь полюбил сцену и стал глубоким ценителем драматического искусства. Уже в 1838 г. он был принят слушателем на юридический факультет Московского университета, и во время учебы все, вплоть до попечителя университета графа Строганова, восхищались заметным и талантливым юношей. Тогда же в доме Григорьева собирался «кружок» его друзей-студентов (А.Фет, Я.Полонский и др.), которые философствовали и сочиняли стихи. В том числе и с недвусмысленным политическим подтекстом. В 1842 г. Григорьев окончил университет лучшим студентом юридического факультета. Через год большинством голосов он был избран по конкурсу секретарем Совета Московского университета. Однако его непрактичность, неприятие бюрократической работы, раздача книг друзьям и знакомым (не регистрируя их при этом, как полагалось) сослужили ему плохую службу на карьерном поприще. В этот период он страстно и активно пишет и публикуется – безответная любовь к Антонине Корш, безудержная ревность нашли отражение в его любовной лирике – такой же неудержимой, полной бурлящих эмоций и мотивов борьбы.
     Широкая душевная натура Григорьева вкупе с романтическими молодыми чувствами заставляла поэта постоянно искать себя по жизни, искать себе идеалы… В 1844 г. Аполлон тайно бежал из родительского дома в Петербург, где у него не было ни близких, ни знакомых. С этого отъезда началась скитальческая жизнь Григорьева. В 1844-1846 гг. Григорьев сотрудничал в журнале "Репертуар и Пантеон", в котором произошло его становление как профессионального литератора. В 1846 г. увидел свет его сборник стихотворений. Вскоре Григорьев вернулся в Москву уже известным стихотворцем. В память о граде Петровом он написал такие строчки:


Прощай, холодный и бесстрастный,
Великолепный град рабов,
Казарм, борделей и дворцов,
С твоею ночью гнойно-ясной,
С твоей холодностью ужасной
К ударам палок и кнутов.


       В Москве Григорьев женился на младшей сестре Антонины Корш – Лидии. Этот брак был несчастливым для обоих – ни Лидия, ни Аполлон (к тому времени уже часто уходивший в загул) не были приспособлены для семейной жизни. Свои произведения и критические статьи Григорьев печатал в «Московском городском листке», «Отечественных записках», позднее – в «Москвитянине» (вместе с А.Н.Островским возглавлял отдел критики журнала). С этого времени Григорьев стал ведущим российским театральным критиком, проповедующим реализм и естественность в драматургии и актерской игре. Его критические статьи и рецензии публиковались в множестве журналов. В 1850 г. Григорьев был назначен учителем законоведения в Московский Воспитательный дом. ТВскоре он безудержно влюбился в дочь своего коллеги Я.И.Визарда. Однако и она предпочла другого, вызвав бешеную ревность литератора. Только работа над новыми произведениями вернула его к жизни. Его цикл «цыганских песен»,пожалуй, - самое знаменитое наследие Григорьева как поэта. А.Блок называл их «перлами русской лирики».
      После смерти жены Лидии (будучи в подпитии, она заснула с зажженной папиросой и не проснулась) Аполлон уехал за границу, по возвращении в 1859 г. он сблизился с М.Ф.Дубровской (девицей, взятой им из притона), с которой последствии вступил в гражданский брак. Однако постоянная нехватка денег и любовь к вину у Григорьева сделали несчастливыми и эти отношения. Не было денег даже на дрова, в результате умер их общий ребенок – у матери от холода пропало молоко. Это стало причиной их разрыва.
      Аполлона Григорьева, талантливого поэта и критика, всю жизнь сопровождало «скитальчество». Мистик и масон, славянофил, интеллектуал и пьяница, он был крайне противоречивым человеком, с которым судьба обошлась очень сурово. Любовь к мотовству и цыганскому обществу при хроническом отсутствии денег привели его в очередную долговую яму. Опустошенный душевными терзаниями, он скончался от апоплексического удара (инсульта) в возрасте 42 лет…
      Автор нескольких знаменитых романсов, бессмертного откровения, что «Пушкин - это наше все», Григорьев был неутомимым творческим человеком, самоотверженно преданным искусству и литературе, находящимся в постоянном поиске нравственных идеалов. Конфликт современного ему человека прозаическому миру, лишенному цельности, романтики - это ключевая тема творческого наследия Григорьева. Его лирика окрашена настроениями мрачного отчаяния и горького скептицизма. Несмотря на бытовую несобранность и тяжелые личные драмы, Григорьев продолжает оставаться одной из самых незаурядных личностей русской литературы XIX века.



***
 В час томительного бденья,
 В час бессонного страданья
 О тебе мои моленья,
 О тебе мои стенанья.

 И тебя, мой ангел света,
 Озарить молю я снова
 Бедный путь лучом привета,
 Звуком ласкового слова.

 Но на зов мой безответна -
 Тишина и тьма ночная...
 Безраздельна, беспредметна
 Грусть бесплодная, больная!

 Или то, что пережито,
 Как мертвец, к стенаньям глухо,
 Как эдем, навек закрыто
 Для отверженного духа?

 Отчего же сердце просит
 Всё любви, не уставая,
 И упорно память носит
 Дней утраченного рая?

 Отчего в часы томленья,
 В ночь бессонную страданья
 О тебе мои моленья,
 О тебе мои стенанья?
                                                   (Июль, 1846)
 ***
Опять, как бывало, бессонная ночь!
 Душа поняла роковой приговор:
 Ты Евы лукавой лукавая дочь,
 Ни хуже, ни лучше ты прочих сестер.

 Чего ты хотела?.. Чтоб вовсе с ума
 Сошел я?.. чтоб все, что кругом нас, забыл?
 Дитя, ты сама б испугалась, сама,
 Когда бы в порыве я искренен был.
 Ты знаешь ли все, что творилось со мной,
 Когда не холодный, насмешливый взор,
 Когда не суровость, не тон ледяной,
 Когда не сухой и язвящий укор,
 Когда я не то, что с отчаяньем ждал,
 Во встрече признал и в очах увидал,
 В приветно-тревожных услышал речах?
 Я был уничтожен, я падал во прах...
 Я падал во прах, о мой ангел земной,
 Пред женственно-нежной души чистотой,
 Я падал во прах пред тобой, пред тобой,
 Пред искренней, чистой, глубокой, простой!
 Я так тебя сам беззаветно любил,
 Что бодрость мгновенно в душе ощутил,
 И силу сковать безрассудную страсть,
 И силу бороться, и силу не пасть.
 Хоть весь в лихорадочном был я огне,
 Но твердости воли достало во мне -
 Ни слова тебе по душе не сказать,
 И даже руки твоей крепче не сжать!
 Зато человека, чужого почти,
 Я встретил, как брата лишь встретить мог брат,
 С безумным восторгом, кипевшим в груди...
 По-твоему ж, был я умен невпопад.

 Дитя, разве можно иным было быть,
 Когда я не смею, не вправе любить?
 Когда каждый миг должен я трепетать,
 Что завтра, быть может, тебя не видать,
 Когда я по скользкому должен пути,
 Как тать, озираясь, неслышно идти,
 Бессонные ночи в тоске проводить,
 Но бодро и весело в мир твой входить.
 Пускай он доверчив, сомнений далек,
 Пускай он нисколько не знает тебя...
 Но сам в этот тихий земли уголок
 Вхожу я с боязнью, не веря в себя.

 А ты не хотела, а ты не могла
 Понять, что творилось со мною в тот миг,
 Что если бы воля мне только была,
 Упал бы с тоской я у ног у твоих
 И током бы слез, не бывалых давно,
 Преступно-заглохшую душу омыл...
 Мой ангел... так свято, глубоко, полно
 Ведь я никого никогда не любил!..

 При новой ты встрече была холодна,
 Насмешливо-зла и досады полна,
 Меня уничтожить хотела совсем...
 И точно!.. Я был безоружен и нем.
 Мне раз изменила лишь нервная дрожь,
 Когда я в ответ на холодный вопрос,
 На взгляд, где сверкал мне крещенский мороз, -
 Борьба, так борьба! - думал грустно, - ну что ж!
 И ты тоже Евы лукавая дочь,
 Ни хуже, ни лучше ты прочих сестер.
 И снова бессонная, длинная ночь, -
 Душа поняла роковой приговор.
                                                               (29 января 1847)

Антонина Корш, возлюбленная Аполлона долгие годы

***
Я измучен, истерзан тоскою...
Но тебе, ангел мой, не скажу
Никогда, никогда, отчего я,
Как помешанный, днями брожу.

Есть минуты, что каждое слово
Мне отрава твое и что рад
Я отдать все, что есть дорогого,
За пожатье руки и за взгляд.

Есть минуты мучений и злобы,
Ночи стонов безумных таких,
Что, бог знает, не сделал чего бы,
Лишь упасть бы у ног у твоих.

Есть минуты, что я не умею
Скрыть безумия страсти своей...
О, молю тебя - будь холоднее,
И меня и себя пожалей!
                                                      (1857)


***
О, говори хоть ты со мной,
      Подруга семиструнная!
     Душа полна такой тоской,
      А ночь такая лунная!
    
     Вон там звезда одна горит
      Так ярко и мучительно,
     Лучами сердце шевелит,
      Дразня его язвительно.
    
     Чего от сердца нужно ей?
      Ведь знает без того она,
     Что к ней тоскою долгих дней
      Вся жизнь моя прикована...
    
     И сердце ведает мое,
      Отравою облитое,
     Что я впивал в себя ее
      Дыханье ядовитое...
    
     Я от зари и до зари
      Тоскую,  мучаюсь,  сетую...
     Допой же мне - договори
      Ты песню недопетую.
    
     Договори сестры твоей
      Все недомолвки странные...
     Смотри: звезда горит ярчей...
      О,  пой,  моя желанная!
    
     И до зари готов с тобой
      Вести беседу эту я...
     Договори же мне,  допой
      Ты песню недопетую.
                                                              (1857)

***
Прощай, прощай! О, если б знала ты,
 Как тяжело, как страшно это слово...
 От муки разорваться грудь готова,
 А в голове бунтуют снова
 Одна другой безумнее мечты.

 Я гнал их прочь, обуздывая властью
 Моей любви глубокой и святой;
 В борьбу и в долг я верил, веря счастью,
 Из тьмы греха исторгнут чистой страстью,
 Я был царем над ней и над собой.

 Я, мучался, ревнуя и пылая,
 С тобою был спокоен, чист и тих,
 Я был с тобою свят, моя святая!
 Я не роптал - главу во прах склоняя,
 Я горько плакал о грехах своих.

 Прощай, прощай!.. вновь осужден узнать я
 На тяжкой жизни тяжкую печать
 Не смытого раскаяньем проклятья...
 Но, испытавший сердцем благодать, я
 Теперь иду безропотно страдать.
                                                                         (1857)


Поэта хоронили 28 сентября на петербургском Митрофаньевском кладбище (сейчас оно уже не существует). На более престижное не было денег. На проводах было несколько знакомых литераторов и артистов. Был среди них и Достоевский. И большая группа странных незнакомцев в обносках - соседи Григорьева по долговой тюрьме. 23 августа 1934 года, когда создавали мемориальное кладбище, прах Аполлона Григорьева перенесли на Литераторские мостки Волковского кладбища Санкт-Петербурга.