воскресенье, 17 февраля 2013 г.

Мирра Лохвицкая




     Лохвицкая Мирра (1869-1905) – талантливая русская поэтесса, основоположница русской «женской поэзии».
    Мария Александровна Лохвицкая родилась в Петербурге в семье адвоката. Была родной сестрой другой талантливой поэтессы – Надежды Тэффи (1872-1952). 1882-1888 гг. училась в Московском Александровском училище. Несмотря на то, что Мария мечтала стать певицей, уже в 15 лет она заявила о себе как о перспективной начинающей поэтессе. Под псевдонимом «Мирра Лохвицкая» публиковала свои стихотворения в «Русском обозрении», «Северном вестнике», «Неделе», «Ниве» и других изданиях. В 1891 г. вышла замуж за инженера Е.Э.Жибера. Ее первый сборник стихотворений, вышедший в 1896 г., имел огромный успех, даже был удостоен Пушкинской премии Академии наук. О новой поэтессе с восхищением отзывались Бунин, Бальмонт, Владимир Немирович-Данченко (литератор, старшый брат известного театрального деятеля) и особенно И.Северянин, который просто боготворил ее. Стихи Лохвицкой отличались метафоричностью, изящной музыкальностью, они воспевали чувственную любовь, сладострастие, причем иногда весьма откровенно – не случайно поэтессу называли «русской Сафо» - по имени знаменитой древнегреческой поэтессы с острова Лесбос...
    Лохвицкая имела свой салон – как писали современники, она «принимала гостей лежа на софе, облачившись в вычурное платье, черный бархатный подрясник, и с браслетом на ноге». Однако, по мнению критика А.Волынского, посещавшего ее вечера, «в домашнем быту это была скромнейшая и, может быть, целомудреннейшая женщина, всегда при детях, всегда озабоченная хозяйством. Она принимала гостей на еврейский лад: показывала своих детей, заботливо угощала вареньем и всяческими сластями».
    Скандальную реакцию в обществе вызвала страстная переписка Лохвицкой с Бальмонтом, «литературный роман», который продолжался многие годы. Неизвестно, были ли они физически близки, однако закончилась эта переписка печально. Бальмонт, женатый вторым браком, первым не выдержал осуждающих взглядов публики и бежал из Петербурга. Мирра тяжело переживала разлуку – вместо красоты, света, тепла она стала воспевать боль и зло, погрузившись в средневековый мир ведьм и духов...Страдая последние годы от депрессии, припадков и ночных кошмаров, она будто бы сама искала смерть. Врачи диагностировали у нее туберкулез, хотя ни в одном некрологе это не указывалось как причина смерти. «Она рано умерла; как-то загадочно; как последствие нарушенного равновесия её духа…», — писала в воспоминаниях поэтесса И. Гриневская. За годы супружеской жизни она успела родить 5 детей.
   Безусловно, Мирра Лохвицкая, «русская Сафо», была уникальным явлением в русской литературе. Около 100 ее стихотворений были положены на музыку. Ее чувственная и жизнелюбивая лирика, воспевающая греховную страсть, таила в то же время душевную чистоту и глубокую религиозность. Однако пламенность и страсть первых сборников стихотворений уступают место мистицизму и упадничеству в более поздних сборниках. Это было продиктовано внутренними переживаниями и душевными ранами поэтессы.

Сайт, посвященный М.Лохвицкой - http://www.mirrelia.ru



МЕТЕЛЬ

Расстилает метель
Снеговую постель,
Серебристая кружится мгла.
Я стою у окна,
Я больна, я одна,
И на сердце тоска налегла.

Сколько звуков родных,
Голосов неземных
Зимний ветер клубит в вышине.
Я внимаю - и вот
Колокольчик поёт.
То не милый ли мчится ко мне?

Я бегу на крыльцо.
Ветер бьёт мне в лицо,
Ветер вздох мой поймал и унёс:
«Милый друг мой, скорей
Сердцем сердце согрей,
Дай отраду утраченных слёз!

Не смотри, что измят
Мой венчальный наряд,
Что от мук побледнели уста,
Милый друг мой, скорей
Сердцем сердце согрей, -
И воскреснет моя красота».

Жду я. Тихо вдали.
Смолкли звуки земли.
Друг далёко, - забыл обо мне.
Только ветер не спит,
И гудит, и твердит
О свиданьи в иной стороне.
                                             (24 апреля 1898)

***
Твои уста - два лепестка граната,
 Но в них пчела услады не найдет.
         Я жадно выпила когда-то
         Их пряный хмель, их крепкий мед.

 Твои ресницы - крылья черной ночи,
 Но до утра их не смыкает сон.
        Я заглянула в эти очи -
        И в них мой образ отражен.

 Твоя душа - восточная загадка.
 В ней мир чудес, в ней сказка, но не ложь.
       И весь ты - мой, весь без остатка,
       Доколе дышишь и живешь.
                                                           (1899)


Мирра Лохвицкая с сыном Владимиром


***
Если б счастье мое было вольным орлом,
Если б гордо он в небе парил голубом,-
Натянула б я лук свой певучей стрелой,
И живой или мертвый, а был бы он мой!

Если б счастье мое было чудным цветком,
Если б рос тот цветок на утесе крутом,-
Я достала б его, не боясь ничего,
Сорвала б и упилась дыханьем его!

Если б счастье мое было редким кольцом
И зарыто в реке под сыпучим песком,-
Я б русалкой за ним опустилась на дно,
На руке у меня заблистало б оно!

Если б счастье мое было в сердце твоем,-
День и ночь я бы жгла его тайным огнем,
Чтобы, мне без раздела навек отдано,
Только мной трепетало и билось оно!
                                                      (20 января 1891)

***
Избрав свой путь, я шествую спокойно.
Ты хочешь слез моих?
Мой стих звучит уверенно и стройно.—
Ты не увидишь их.

Нет места снам, ни радостной надежде
В больной душе моей.
Не верю я, не верю я, как прежде,
В рассвет грядущих дней.

Все та же я; но, избранный отныне,
Тернист мой путь земной.
Тернист мой путь, затерянный в пустыне,—
Ты не пойдешь за мной.

Темно вокруг. Чуть брезжит свет далекий
Блуждающих огней.
И гибну я, и гибну — одинокой,
Но не рабой твоей.
                                                 (1897)

***
Я хочу умереть молодой,
 Не любя, не грустя ни о ком;
 Золотой закатиться звездой,
 Облететь неувядшим цветком.
 Я хочу, чтоб на камне моем
 Истомленные долгой враждой
 Находили блаженство вдвоем...
 Я хочу умереть молодой!

 Схороните меня в стороне
 От докучных и шумных дорог,
 Там, где верба склонилась к волне,
 Где желтеет некошеный дрок.
 Чтобы сонные маки цвели,
 Чтобы ветер дышал надо мной
 Ароматами дальней земли...
 Я хочу умереть молодой!

 Не смотрю я на пройденный путь,
 На безумье растраченных лет;
 Я могу беззаботно уснуть,
 Если гимн мой последний допет.
 Пусть не меркнет огонь до конца
 И останется память о той,
 Что для жизни будила сердца...
 Я хочу умереть молодой!
                                                    (1904)



Похоронена поэтесса на Никольском кладбище Александро-Невской лавры Санкт-Петербурга.
Фото с сайта «Могилы знаменитостей. Виртуальный некрополь» (http://m-necropol.narod.ru/)
 

Комментариев нет:

Отправить комментарий