вторник, 5 февраля 2013 г.

Николай Заболоцкий



     Заболоцкий Николай Алексеевич (1903-1958) – видный русский советский поэт, переводчик.
    Родился он недалеко от Казани в семье агронома и учительницы. Детство его прошло в селе – уже тогда он создал свой рукописный журнал, «печатая» туда собственные стихотворения. Он писал о своих детских впечатлениях, описывал окружающую его сельскую жизнь, постепенно он знакомился с модными литературными течениями того времени – символизмом и акмеизмом, а также творчеством корифеев этих течений - Блоком и Ахматовой. После окончания московского Педагогического института и службы в армии Заболоцкий всецело отдается литературе. Он работал в отделе детской книги, при этом публикуя незаурядные многомерные стихотворения, насыщенные гротеском и сатирой (чем вызвал даже литературный скандал в прессе). Помимо этого Заболоцкий разработал собственную философскую концепцию, он писал о мироздании как единой системе, объединяющей живые и неживые формы материи, которые находятся в вечном взаимодействии и взаимопревращении. После знакомства с К.Циолковским он стал одним из первых поэтов, который обратился к теме космоса, внеземного разума, бесконечности вселенной. Параллельно он продолжал работать в детской литературе, которая приносила ему доход. В 1938 по обвинению в антисоветской пропаганде поэт был арестован, до 1944 г. был в лагере, потом – на поселении в Караганде. С 1946 он жил в Москве, продолжил заниматься философской лирикой. Особенно богатыми в творческом плане стали годы «Оттепели» - Заболоцкий создал в те годы массу популярных стихотворений. Однако из-за тюремного прошлого и в силу личных обстоятельств здоровье его было слабое. Он скончался в 1958 г. от второго инфаркта. Как переводчик Заболоцкий известен, прежде всего, как автор стихотворного перевода «Слова о полку Игореве», над которым работал в ссылке. Помимо этого он перевел с грузинского выдающуюся поэму Ш.Руставели «Витязь в тигровой шкуре».
      Заболоцкий – удивительно многогранный автор – он писал детские стихи, писал о Вселенной, о любви, позднее – о собственной судьбе, вспоминая пережитое. Наряду с другими поэтами он старался искать новые формы для стихотворчества, использовал гротеск, алогизм. И во всех своих экспериментах он добивался успеха, пользовался признанием читающей публики.





ПРИЗНАНИЕ

Зацелована, околдована,
С ветром в поле когда-то обвенчана,
Вся ты словно в оковы закована,
Драгоценная моя женщина!

Не веселая, не печальная,
Словно с темного неба сошедшая,
Ты и песнь моя обручальная,
И звезда моя сумашедшая.

Я склонюсь над твоими коленями,
Обниму их с неистовой силою,
И слезами и стихотвореньями
Обожгу тебя, горькую, милую.

Отвори мне лицо полуночное,
Дай войти в эти очи тяжелые,
В эти черные брови восточные,
В эти руки твои полуголые.

Что прибавится - не убавится,
Что не сбудется - позабудется...
Отчего же ты плачешь, красавица?
Или это мне только чудится?
                                                           (1957)




***

Не позволяй душе лениться!
Чтоб в ступе воду не толочь,
Душа обязана трудиться
И день и ночь, и день и ночь!

Гони ее от дома к дому,
Тащи с этапа на этап,
По пустырю, по бурелому
Через сугроб, через ухаб!

Не разрешай ей спать в постели
При свете утренней звезды,
Держи лентяйку в черном теле
И не снимай с нее узды!

Коль дать ей вздумаешь поблажку,
Освобождая от работ,
Она последнюю рубашку
С тебя без жалости сорвет.

А ты хватай ее за плечи,
Учи и мучай дотемна,
Чтоб жить с тобой по-человечьи
Училась заново она.

Она рабыня и царица,
Она работница и дочь,
Она обязана трудиться
И день и ночь, и день и ночь!
                                                          (1958)

***

Я воспитан природой суровой,
Мне довольно заметить у ног
Одуванчика шарик пуховый,
Подорожника твердый клинок.

Чем обычней простое растенье,
Тем живее волнует меня
Первых листьев его появленье
На рассвете весеннего дня.

В государстве ромашек, у края,
Где ручей, задыхаясь, поет,
Пролежал бы всю ночь до утра я,
Запрокинув лицо в небосвод.

Жизнь потоком светящейся пыли
Все текла бы, текла сквозь листы,
И туманные звезды светили,
Заливая лучами кусты.

И, внимая весеннему шуму
Посреди очарованных трав,
Все лежал бы и думал я думу
Беспредельных полей и дубрав.
                                                              (1953)


***

Облетают последние маки,
Журавли улетают, трубя,
И природа в болезненном мраке
Не похожа сама на себя.

По пустынной и голой алее
Шелестя облетевшей листвой,
Отчего ты, себя не жалея,
С непокрытой бредешь головой?

Жизнь растений теперь затаилась
В этих странных обрубках ветвей,
Ну, а что же с тобой приключилось,
Что с душой приключилось твоей?

Как посмел ты красавицу эту,
Драгоценную душу твою,
Отпустить, чтоб скиталась по свету,
Чтоб погибла в далеком краю?

Пусть непрочны домашние стены,
Пусть дорога уводит во тьму,-
Нет на свете печальней измены,
Чем измена себе самому.
                                                  (1952)

ЗАВЕЩАНИЕ

Когда на склоне лет иссякнет жизнь моя
И, погасив свечу, опять отправлюсь я
В необозримый мир туманных превращений,
Когда мильоны новых поколений
Наполнят этот мир сверканием чудес
И довершат строение природы,—
Пускай мой бедный прах покроют эти воды,
Пусть приютит меня зеленый этот лес.

Я не умру, мой друг. Дыханием цветов
Себя я в этом мире обнаружу.
Многовековый дуб мою живую душу
Корнями обовьет, печален и суров.
В его больших листах я дам приют уму,
Я с помощью ветвей свои взлелею мысли,
Чтоб над тобой они из тьмы лесов повисли
И ты причастен был к сознанью моему.

Над головой твоей, далекий правнук мой,
Я в небо пролечу, как медленная птица,
Я вспыхну над тобой, как бледная зарница,
Как летний дождь прольюсь, сверкая над травой.
Нет в мире ничего прекрасней бытия.
Безмолвный мрак могил — томление пустое.
Я жизнь мою прожил, я не видал покоя:
Покоя в мире нет. Повсюду жизнь и я.

Не я родился в мир, когда из колыбели
Глаза мои впервые в мир глядели,—
Я на земле моей впервые мыслить стал,
Когда почуял жизнь безжизненный кристалл,
Когда впервые капля дождевая
Упала на него, в лучах изнемогая.

О, я недаром в этом мире жил!
И сладко мне стремиться из потемок,
Чтоб, взяв меня в ладонь, ты, дальний мой потомок,
Доделал то, что я не довершил.
                                                                     (1947)


Заболоцкий пережил и травлю, и лагерь, и болезни, пережил и уход жены...только ее возвращение пережить не смог - упал посреди квартиры по дороге в ванную комнату и умер...Похоронен поэт и переводчик в г. Москве на Новодевичьем кладбище (5 уч.)


Комментариев нет:

Отправить комментарий