пятница, 1 марта 2013 г.

Николай Гнедич





      Гнедич Николай Иванович (1784-1833)  - видный русский поэт «пушкинской плеяды», обессмертивший свое имя благодаря первому полному стихотворному переводу на русский язык «Илиады» Гомера.
    Родился он в Полтаве в дворянской семье, учился в духовной семинарии, затем в закрытом Харьковском коллегиуме. В детстве Гнедич тяжело переболел оспой, которая лишила его правого глаза. Однако в то же время именно в детские годы он, уже зная древнегреческий язык, познакомился с «Илиадой» Гомера и влюбился в это творение на всю жизнь. В 1800-1802 гг. он учился в Московском университете, после окончания которого переехал в Петербург и определился на службу в министерство народного просвещения. В северной столице Гнедич пишет оригинальные стихи и переводы, знакомится с другими литераторами – Пушкиным, Жуковским, Державиным, обращает на себя внимание ряда видных сановников. Благодаря их покровительству Гнедич в 1811 году был избран в члены Российской Академии и стал заведующим отделение греческих книг Императорской публичной библиотеки. 
     Начиная с 1807 г. и более 20 лет Николай Гнедич работал над делом всей своей жизни – переводом «Илиады». Его труд увидел свет в 1829 г. и стал народным достоянием – о нем говорили в литературных салонах, Пушкин восторгался подвигом Гнедича (из его слов в «Литературной газете»: «С чувством глубоким уважения и благодарности взираем на поэта, посвятившего гордо лучшие годы жизни исключительному труду, бескорыстным вдохновениям и совершению единого, высокого подвига»), а Жуковский, вдохновленный этим примером, взялся за перевод «Одиссеи». В. Г. Белинский писал впоследствии, что «постигнуть дух, божественную простоту и пластическую красоту древних греков было суждено на Руси пока только одному Гнедичу».
     В начале 1820-х гг. Гнедич первым начал издавать поэмы Пушкина, в 1826 г. он стал членом-корреспондентом Петербургской Академии Наук. Помимо Гомера он был известен и как переводчик Шекспира, Вольтера, Шиллера. В 1832 г. был издан сборник его собственных стихотворений. В его поэзии, восходящей истоками к просветительской литературе XVIII века, виден интерес к народному искусству. Сильны в его лирике и эпические мотивы, что неудивительно для переводчика "Илиады". За свою жизнь Гнедич собрал уникальную библиотеку в 1250 томов, которые после его смерти были переданы в Полтавскую гимназию (после Великой Отечественной войны их перевезли в областную библиотеку им. Короленко в Харьков). Долгая изнурительная работа подорвала и без того болезненный организм Гнедича – он скончался в Петербурге в возрасте 49 лет, спустя всего 4 года после публикации своего выдающего перевода древнегреческой поэмы.

Н.И.Гнедич на Памятнике «1000-летие России» в Великом Новгороде


ДРУЖБА

                                     К.Н.Батюшкову

Дни юности, быстро, вы быстро промчались!
   Исчезло блаженство, как призрак во сне!
А прежние скорби на сердце остались;
   К чему же и сердце оставлено мне?

Для радостей светлых оно затворилось;
   Ему изменила младая любовь!
Но если бы сердце и с дружбой простилось,
   Была бы и жизнь мне дар горький богов!

Остался б я в мире один, как в пустыне;
   Один бы все скорби влачил я стеня.
Но верная дружба дарит мне отныне,
   Что отняла, скрывшись, любовь у меня.

Священною дружбой я всё заменяю:
   Она мне опора под игом годов,
И спутница будет к прощальному краю,
   Куда нас так редко доводит любовь.

Как гордая сосна, листов не меняя,
   Зелёная в осень и в зиму стоит,
Равно неизменная дружба святая
   До гроба живительный пламень хранит.

Укрась же, о дружба, моё песнопенье,
   Простое, внушённое сердцем одним;
Мой голос, как жизни я кончу теченье,
   Хоть в памяти друга да будет храним.
                                                               (1810)

Памятник Н.И.Гнедичу в г. Котельва (Полтавская область). Фото с сайта http://www.shukach.com/pl/node/1076  


ОСЕНЬ
  
Дубравы пышные, где ваше одеянье?
Где ваши прелести, о холмы и поля,
Журчание ключей, цветов благоуханье?
Где красота твоя, роскошная земля?

Куда сокрылися певцов пернатых хоры,
Живившие леса гармонией своей?
Зачем оставили приют их мирных дней?
И всё уныло вкруг - леса, долины, горы!

Шумит порывный ветр между дерев нагих
И, желтый лист крутя, далеко завевает, -
Так всё проходит здесь, явление на миг:
Так гордый сын земли цветет и исчезает!

На крыльях времени безмолвного летят
И старость и зима, гроза самой природы;
Они, нещадные и быстрые, умчат,
Как у весны цветы, у нас младые годы!

Но что ж? крутитесь вы сей мрачною судьбой,
Вы, коих низкие надежды и желанья
Лишь пресмыкаются над бренною землей,
И дух ваш заключат в гробах без упованья.

Но кто за темный гроб с возвышенной душой,
С святой надеждою взор ясный простирает,
С презреньем тот на жизнь, на мрачный мир взирает
И улыбается превратности земной.

Весна украсить мир ужель не возвратится?
И солнце пало ли на вечный свой закат?
Нет! новым пурпуром восток воспламенится,
И новою весной дубравы зашумят.

А я остануся в ничтожность погруженный,
Как всемогущий перст цветок животворит?
Как червь, сей житель дня, от смерти пробужденный,
На крыльях золотых вновь к жизни полетит!

Сменяйтесь, времена, катитесь в вечность, годы!
Но некогда весна несменная сойдет!
Жив бог, жива душа! и, царь земной природы,
Воскреснет человек: у бога мертвых нет!
                                                                 (1819)


ДУМА

Печален мой жребий, удел мой жесток!
Ничьей не ласкаем рукою,
От детства я рос одинок, сиротою:
В путь жизни пошел одинок;
Прошел одинок его - тощее поле,
На коем, как в знойной ливийской юдоле,
Не встретились взору ни тень, ни цветок;
Мой путь одинок я кончаю,
И хилую старость встречаю
В домашнем быту одинок:
Печален мой жребий, удел мой жесток! 
                                                                 (1832)


Поэт был похоронен на  Тихвинском кладбище Александро-Невской лавры (ныне - Некрополь мастеров искусств). Гроб Гнедича провожали А.С.Пушкин, И.А.Крылов, П.А.Вяземский, П.А.Плетнев. Через некоторое время все они, кроме Пушкина, нашли свой приют на том же кладбище, рядом с могилой Гнедича. На памятнике поэту можно прочесть надпись: «Гнедичу, обогатившему русскую словесность переводом Омира. Речи из уст его вещих сладчайшие меда лилися» (второе предложение – из «Илиады»). Фото – с сайта «Санкт-Петербургский некрополь» (http://funeral-spb.narod.ru)


Комментариев нет:

Отправить комментарий