среда, 27 марта 2013 г.

Демьян Бедный




     Демьян Бедный (Ефим Алексеевич Придворов) (1883-1945) – видный русский советский поэт, писатель и общественный деятель.
     В истории советской литературы сложно найти другую крупную поэтическую фигуру, помимо Демьяна Бедного, которая была бы так приближена к партийным вождям в 1920-е гг. Демьяна Бедного можно с полной уверенностью назвать человеком-эпохой – в том смысле, что он долгое время являлся олицетворением советской эпохи, одним из виднейших представителей советской «официальной торжественной поэзии», кумиром многих начинающих пролетарских поэтов. Но жизнь его была отнюдь не так безмятежна, как это может показаться на первый взгляд…
     Ефим Придворов родился на Украине, в бедной крестьянской семье. Деревенское прозвище своего дяди он впоследствии использовал как литературный псевдоним. В юности учился на военного фельдшера, затем – на филолога в Санкт-Петербургском университете. Революция 1905-1907 гг. и знакомство с поэтом-народовольцем П.Ф.Якубовичем оказали большое влияние на молодого литератора – он начинает сотрудничать с журналом «Русское богатство» В.Г.Короленко, а в 1911 г. на страницах большевистской газеты «Правда» появляется бунтарское стихотворение «О Демьяне Бедном, мужике вредном». В 1912 г. поэт вступил в РСДРП. Основным жанром, в котором работал Бедный на протяжении многих лет, были басни. В годы гражданской войны были популярны песни Д.Бедного, а его поэма «Главная улица» - гимн русской революции и рабочему классу – была переведена на многие языки. В 1923 г. по распоряжению Троцкого поэт был награжден орденом Красного знамени (первое награждение за литературную деятельность в СССР). Тиражи книг Д.Бедного, прославляющего новую советскую жизнь всевозможными способами, выпускались огромными тиражами (общий тираж его книг в 1920-е гг. составил около 2 млн. экземпляров), а сам он был, наряду с М.Горьким, объявлен классиком при жизни. Благодаря тому, что во внутриполитической борьбе Бедный предусмотрительно поддержал Сталина, он получил квартиру в Кремле и стал обладателем одной из богатейших частных книжный коллекций в СССР (в 1939 г. он подарил коллекцию Государственному литературному музею).
     1930-е гг. были противоречивыми в судьбе поэта. В 1930 г. он получил письмо от Сталина, в котором вождь осудил ту критику и недостатки российского дореволюционного быта, которые указывал поэт в ряде своих произведений. «Вы стали возглашать на весь мир, что Россия в прошлом представляла сосуд мерзости и запустения… что «лень» и стремление «сидеть на печке» является чуть ли не национальной чертой русских вообще, а значит и русских рабочих, которые, проделав Октябрьскую революцию, конечно, не перестали быть русскими. И это называется у Вас большевистской критикой! Нет, высокочтимый т. Демьян, это не большевистская критика, а клевета на наш народ, развенчание СССР, развенчание пролетариата СССР…», - говорилось в письме. После этого поэту пришлось писать исключительно в угоду партии – он вставлял сталинские фразы в качестве эпиграфов, приветствовал снос Храма Христа Спасителя, заклеймил троцкистов как предателей. Однако его произведения вызвали новую волну раздражения у руководства, и в 1938 г. он был исключён из партии и из Союза писателей с формулировкой «моральное разложение»…Однако репрессировать Демьяна Сталин не стал, несмотря на резкие выпады опально поэта в адрес политической верхушки. В годы Великой Отечественной войны Д.Бедный вновь взялся за перо, однако своими новыми произведениями расположения он так и не вернул. Однако он успел главное – застать победу своего народа над фашистами. Умер Бедный  25 мая 1945 г. – всего через несколько дней после великого дня Победы…
     Поэт-пролетарий, поэт-сатирик, поэт-коммунист Демьян Бедный, автор поэм, частушек, басен, стихотворных сборников, песен, ставших «путеводными лучами» для целого поколения строителей «нового общества»…Он прожил очень нелегкую судьбу, которая иногда заставляла его идти на поводу у требований властей, однако все творчество его говорит не только о крупном литературном таланте поэта, но и о вере в собственный народ в столь непростые, переломные для  него времена…

НИКТО НЕ ЗНАЛ...

Был день как день, простой, обычный,
Одетый в серенькую мглу.
Гремел сурово голос зычный
Городового на углу.
Гордяся блеском камилавки,
Служил в соборе протопоп.
И у дверей питейной лавки
Шумел с рассвета пьяный скоп.
На рынке лаялись торговки,
Жужжа, как мухи на меду.
Мещанки, зарясь на обновки,
Метались в ситцевом ряду.
На дверь присутственного места
Глядел мужик в немой тоске,-
Пред ним обрывок «манифеста»
Желтел на выцветшей доске.
На каланче кружил пожарный,
Как зверь, прикованный к кольцу,
И солдатня под мат угарный
Маршировала на плацу.
К реке вилась обозов лента.
Шли бурлаки в мучной пыли.
Куда-то рваного студента
Чины конвойные вели.
Какой-то выпивший фабричный
Кричал, кого-то разнося:
«Про-щай, студентик горемычный!»
. . . . . . . . . . . . . . . .
Никто не знал, Россия вся
Не знала, крест неся привычный,
Что в этот день, такой обычный,
В России... Ленин родился!
                                               (1927)


В.И.Ленин и Д.Бедный

СНЕЖИНКИ

Засыпала звериные тропинки
Вчерашняя разгульная метель,
И падают и падают снежинки
На тихую, задумчивую ель.

Заковано тоскою ледяною
Безмолвие убогих деревень.
И снова он встает передо мною -
Смертельною тоской пронзенный день.

Казалося: земля с пути свернула.
Казалося: весь мир покрыла тьма.
И холодом отчаянья дохнула
Испуганно-суровая зима.

Забуду ли народный плач у Горок,
И проводы вождя, и скорбь, и жуть,
И тысячи лаптишек и опорок,
За Лениным утаптывавших путь!

Шли лентою с пригорка до ложбинки,
Со снежного сугроба на сугроб.
И падали, и падали снежинки
На ленинский - от снега белый - гроб.
                                                   (1925)

Похороны В.И.Ленина в 1924 г.


ПУТЕВОДНАЯ ЗВЕЗДА 
(Боевая басня)

Глухая ночь — не навсегда,
Не вечны мрак и жуть:
Уж предрассветная звезда
Нам освещает путь.

Фабричный молот, сельский плуг
В ее лучах горят.
Рабочий, пахарь — брат и друг —
Мы стали в тесный ряд!

Навеки спаяны одной
Жестокою судьбой,
Мы некрушимою стеной
Идем на смертный бой.

Идем на смертный бой с врагом.
В бой! Отступленья нет!
Пусть мрак еще царит кругом,
Но близится рассвет!

Глухая ночь — не навсегда,
Исчезнут мрак и жуть.
Нам наша красная звезда
Указывает путь!
                                        (1918)


***
Мысль изреченная есть ложь.
Тютчев

Бывает час: тоска щемящая
Сжимает сердце... Мозг - в жару...
Скорбит душа... Рука дрожащая
Невольно тянется к перу...

Всё то, над чем в часы томления
Изнемогала голова,
Пройдя горнило вдохновения,
Преображается в слова. 

Исполненный красы пленительной,
И буйной мощи, и огня,
Певучих слов поток стремительный
Переливается, звеня.

Как поле, рдеющее маками,
Как в блеске утреннем река,
Сверкает огненными знаками
Моя неровная строка. 

Звенит её напев рыдающий,
Гремит призывно-гневный клич.
И беспощаден взмах карающий
Руки, поднявшей грозный бич. 

Но - угасает вдохновение,
Слабеет сердца тетива:
Смирив нестройных дум волнение,
Вступает трезвый ум в права, 

Сомненье точит жала острые,
Души не радует ничто.
Впиваясь взором в строки пёстрые,
Я говорю: не то, не то... 

И, убедясь в тоске мучительной,
Косноязычие кляня,
Что нет в строке моей медлительной
Ни мощи буйной, опьянительной,
Ни гордой страсти, ни огня, 

Что мой напев - напев заученный,
Что слово новое - старо,
Я - обессиленный, измученный,
Бросаю в бешенстве перо! 
                                       (1909)


Поэта похоронили на 2 участке московского Новодевичьего кладбища. 
Фото с сайта «Могилы знаменитостей. Виртуальный некрополь» (http://m-necropol.narod.ru/)


Комментариев нет:

Отправить комментарий