воскресенье, 17 марта 2013 г.

Иосиф Уткин



     Уткин Иосиф Павлович (1903-1904) – талантливый русский советский поэт, яркий представитель комсомольского направления советской литературы.
     Родился на станции Хинган (ныне Хинганск) Китайско-Восточной железной дороги. Его отец рано ушел из семьи, поэтому Иосифу пришлось стать ее кормильцем – он сменил множество профессий и подработок, из-за работы ему пришлось пропускать занятия в иркутском училище, и в итоге он был отчислен. Революционные события наполнили жизнь Иосифа высоким романтическим смыслом. В мае 1920 г.  в составе первой добровольческой группы иркутского комсомола он выехал на Дальневосточный фронт. С 1922 г. началось возвышение Уткина как литератора – он был репортером газеты «Власть труда» (там же были опубликованы его первые стихотворения), работал в молодежной газете Иркутска «Комсомолия», был участником Иркутского литературно-художественного объединения. 1924 г. как наиболее достойный из молодых журналистов был послан учиться в Москву в Институт журналистики. В Москве он активно печатается в столичных изданиях, а в 1925 г. вышла его первая книга «Повесть о рыжем Мотэле…» - о революции и ее отражении на жизни небольшого еврейского поселения. «Повесть» стала его путевкой в поэтическую жизнь и была встречена литературными кругами Москвы с огромным интересом. Жизнерадостные стихи Уткина, призывающие к гуманности, доброте, всегда пользовались успехом у читателей. Его поэтическое наследие - от интимной лирики до революционной песни – наполнены размышлениями о судьбе родины, о будущем революции, о жизни простых людей, его сверстников и современников. Уткин демонстративно не примыкал ни к каким поэтическим группам, писал в газетах «Правда», «Известия», «Рабочая Москва», «Комсомольская правда» о том, что было интересно именно ему.
     В 1930-е гг. герой зрелой поэзии Уткина – уже не прежний жизнелюбивый юноша, революционный романтик. Его герой - сдержанный и скромный в выражении чувств человек. Однако тема доброты и человечности по-прежнему преобладала в его стихах. Лирика Уткина в столь тяжелое для страны время была как глоток чистого воздуха, поэтому она пользовалась неизменной читательской любовью.
     В 1941 г. Уткин, будучи военным корреспондентом, был тяжело ранен – осколком мины ему оторвало пальцы на правой руке, но литературную деятельность он не прекратил и выпустил вскоре две книжки фронтовой лирики. Летом 1942 г. поэт вновь оказался на фронте — в качестве спецкора Совинформбюро, от газет «Правда» и «Известия». В 1944 г. свет увидел его последний сборник - «О родине, о дружбе, о любви». В этом же году Уткин погиб в авиакатастрофе. В момент смерти у Уткина на руках был том стихов другого погибшего поэта – М.Лермонтова. Так закончился жизненный путь талантливого представителя советской литературы, посвятившего все свое творчество темам, близким каждому – темам любви, войны и человеческой теплоты, теме поиска человеческого счастья.

ОКТЯБРЬ

 Поля и голубая просинь...
 И солнца золотая рябь;
 Пускай кричат, что это осень!
 Что это, черт возьми, октябрь?!

 Октябрь, конечно, маем не был,
 И всё же, клясться я готов,
 Что видел голубое небо
 И реку голубых цветов.

 И тишь - особенную тишь!
 И росы - крошечные росы,
 Хоть рвал с посахаренных крыш
 Буран серебряную россыпь.

 Хоть генеральские стога
 Вздымались пламенем крылатым
 И от крови, как от заката,
 Алели хрупкие снега.

Хоть этот день я был без хлеба,
 Да-да!.. Но клясться я готов,
 Что видел голубое небо
 И реку голубых цветов!
                                                     (1925)

Поэты И.Уткин и М.Светлов


ТИПИЧНЫЙ СЛУЧАЙ

 Двое тихо говорили,
 Расставались и корили:
 "Ты такая..."
 "Ты такой!.."
 "Ты плохая..."
 "Ты плохой!.."
 "Уезжаю в Лениград... Как я рада!"
 "Как я рад!!!"

 Дело было на вокзале,
 Дело было этим летом,
 Все решили. Все сказали.
 Были куплены билеты.

 Паровоз в дыму по пояс
 Бил копытом на пути:
 Голубой курьерский поезд
 Вот-вот думал отойти.
 "Уезжаю в Лениград... Как я рада!"
 "Как я рад!!!"
 Но когда...
 Чудак в фуражке,
 Поднял маленький флажок,
 Паровоз пустил барашки,
 Семафор огонь зажег...

 Но когда...
 Двенадцать двадцать
 Бьет звонок. Один. Другой.
 Надо было расставаться...
 "До-ро-гая!"
 "До-ро-гой..."
 "Я такая!"
 "Я такой!"
 "Я плохая!"
 "Я плохой!"
 "Я не еду в Ленинград... Как я рада!"
 "Как я рад!!!"
                               (Ноябрь, 1935)


ТЫ ПИШЕШЬ ПИСЬМО МНЕ

На улице полночь. Свет догорает.
Высокие звёзды видны.
Ты пишешь письмо мне, моя дорогая,
В пылающий адрес войны.

Как долго ты пишешь его, дорогая,
Окончишь и примешься вновь.
Зато я уверен: к переднему краю
Прорвётся такая любовь!

...Давно мы из дома. Огни наших комнат
За дымом войны не видны.
Но тот, кого любят,
Но тот, кого помнят,
Как дома - и в дыме войны!

Теплее на фронте от ласковых писем.
Читая, за каждой строкой
Любимую видишь
И родину слышишь,
Как голос за тонкой стеной...

Мы скоро вернёмся. Я знаю. Я верю.
И время такое придёт:
Останутся грусть и разлука за дверью
И в дом только радость войдёт.

И как-нибудь вечером вместе с тобою,
К плечу прижимаясь плечом,
Мы сядем и письма, как летопись боя,
Как хронику чувств, перечтём.
                                                               (1943)

К.А.Васильев. "Ожидание".


ЕСЛИ Я НЕ ВЕРНУСЬ, ДОРОГАЯ...

 Если я не вернусь, дорогая,
 Нежным письмам твоим не внемля,
 Не подумай, что это - другая.
 Это значит... сырая земля.

 Это значит, дубы-нелюдимы
 Надо мною грустят в тишине,
 А такую разлуку с любимой
 Ты простишь вместе с родиной мне.

 Только вам я всем сердцем и внемлю.
 Только вами и счастлив я был:
 Лишь тебя и родимую землю
 Я всем сердцем, ты знаешь, любил.

 И доколе дубы-нелюдимы
 Надо мной не склонятся, дремля,
 Только ты мне и будешь любимой,
 Только ты да родная земля!
                                                     (1942)

***
Лампы неуверенное пламя.
 Непогодь играет на трубе.
 Ласковыми, нежными руками
 Память прикасается к тебе.

 К изголовью тихому постели
 Сердце направляет свой полет.
 Фронтовая музыка метели
 О тебе мне, милая, поет.

 Ничего любовь не позабыла,
 Прежнему по-прежнему верна:
 Ранила ее, но не убила
 И не искалечила война.

 Помню всё: и голос твой, и руки,
 Каждый звук минувших помню дней!
 В мягком свете грусти и разлуки
 Прошлое дороже и видней.

 За войну мы только стали ближе,
 Ласковей. Прямей. И оттого
 Сквозь метель войны, мой друг, я вижу
 Встречи нашей нежной торжество.

 Оттого и лампы этой пламя
 Для меня так ласково горит,
 И метель знакомыми словами
 О любви так нежно говорит...
                                                  (1944)

Поэт похоронен в Москве, на 4 участке Новодевичьего кладбища.
Фото с сайта «Могилы знаменитостей. Виртуальный некрополь» (http://m-necropol.narod.ru/)



Комментариев нет:

Отправить комментарий