суббота, 30 марта 2013 г.

Максимилиан Волошин





     Волошин Максимилиан Александрович (1877-1932) – яркий русский поэт, писатель, философ, художник, литературный и художественный критик.
     Родился в Киеве, при рождении имел двойную фамилию – Кириенко-Волошин. Раннее детство поэта прошло в Таганроге и Севастополе. Затем вместе с матерью переехал в Москву, однако вскоре уехал в Крым, где проходил обучение в Феодосийской гимназии. В 1897-1899 гг. Максимилиан учился в Московском университете и был отчислен за участие в студенческих беспорядках. После этого Волошин занялся самообразованием и много путешествовал – слушал лекции в Сорбонне, участвовал в литературной жизни Парижа, писал стихи; водил «караваны верблюдов» в степях Туркестана (на изысканиях по строительству Оренбургско-Ташкентской железной дороги), анализировал европейскую культуру «с высоты азийских плоскогорий». В 1903 г. он возвратился в Москву, стал активно публиковаться и выдвинулся в ряды лидеров русского символизма. Писал заметки о России для французской прессы, стремился максимально сблизить представителей русского и французского искусства. В 1905 г. в Париже он был принят в одну из масонских лож.
     В 1907 г. поэт уезжает из Москвы и поселяется в Коктебеле, где создает цикл «Киммерийские сумерки». В 1910 г. выходит первый стихотворный сборник Волошина – к этому времени он уже заявил о себе, как о влиятельном критике и крупном поэте. В 1914 г. вышла книга избранных статей Волошина о культуре — «Лики творчества», а в 1915 г. — книга страстных стихотворений об ужасе войны — «Anno mundi ardentis 1915» («В год пылающего мира 1915»). Одновременно с этим Максимилиан увлекался живописью, создавал акварельные пейзажи Крыма и экспонировал свои работы на выставках «Мира искусства». В 1914 г., вместе с А.Белым, А.Тургеневой и другими участвует в создании антропософского храма Гетеанума в Дорнахе (Швейцария).
     После Февральской революции поэт практически постоянно живет в Крыму, занимается поэзией, переводами, живописью, его дом в Коктебеле (который в 1924 г. поэт превратил в бесплатный дом творчества) постепенно превращается в своеобразный центр художественно-артистической жизни, у него постоянно гостят его друзья, представители творческой интеллигенции. В разное время там побывали В.Брюсов, А.Белый, М.Горький, Н.Гумилев, М.Цветаева, О.Мандельштам, Е.Замятин, В.Ходасевич, М.Булгаков, К.Чуковский и многие другие. Свой дом Волошин завещал Союзу писателей. Умер он в Коктебеле.
     Творческий и исследовательский талант Максимилиана Волошина многогранен. Он стоял у истоков русской модернистской литературы, многое сделал для приобщения русского искусства к ценностям европейского. В поэзии он придерживался символистских взглядов, его кумиром был франкоязычный поэт-символист Эмиль Верхарн. Большая часть его стихотворений о революции и гражданской войне осталась неопубликованной, хранилась в рукописях. Его поэтические мысли устремлялись, как отмечали исследователи, в двух направлениях: историософском (стихи о судьбах России, нередко принимавшие условно-религиозную окраску) и антиисторическом (проникнутый идеями универсального анархизма цикл «Путями Каина»). Как искусствовед он опубликовал более 70 работ о русском и французском искусстве, что было не меньшим вкладом в русское искусство, чем его поэтическое наследие. И наконец, он проявил себя и как одаренный художник, создавший замечательный цикл пейзажей Крыма - как иллюстрации к строкам из некоторых своих стихотворений (несколько картин представлены ниже).




Дом-музей поэта и памятник ему в Коктебеле


СОЛНЦЕ

Святое око дня, тоскующий гигант!
Я сам в своей груди носил твой пламень пленный,
Пронизан зрением, как белый бриллиант,
В багровой тьме рождавшейся вселенной.

Но ты, всезрящее, покинуло меня,
И я внутри ослеп, вернувшись в чресла ночи.
И вот простерли мы к тебе - истоку Дня -
Земля - свои цветы и я - слепые очи.

Невозвратимое! Ты гаснешь в высоте,
Лучи призывные кидая издалека.
Но я в своей душе возжгу иное око
И землю поведу к сияющей мечте!
                                          (1907, Петербург)

Ведет сквозь волны и туманы мой лунный одинокий путь, 1929

* * *
Священных стран
Вечерние экстазы.
Сверканье лат
Поверженного Дня!
В волнах шафран,
Колышутся топазы,
Разлит закат
Озерами огня.

Как волоса,
Волокна тонких дымов,
Припав к земле,
Синеют, лиловеют,
И паруса,
Что крылья серафимов,
В закатной мгле
Над морем пламенеют.

Излом волны
Сияет аметистом,
Струистыми
Смарагдами огней...
О, эти сны
О небе золотистом!
О, пристани
Крылатых кораблей!..
                             (1907)

***
Если сердце горит и трепещет,
Если древняя чаша полна... -
Горе! Горе тому, кто расплещет
Эту чашу, не выпив до дна.

В нас весенняя ночь трепетала,
Нам таинственный месяц сверкал...
Не меня ты во мне обнимала,
Не тебя я во тьме целовал.

Нас палящая жажда сдружила,
В нас различное чувство слилось:
Ты кого-то другого любила,
И к другой моё сердце рвалось.

Запрокинулись головы наши,
Опьянялись мы огненным сном,
Расплескали мы древние чаши,
Налитые священным вином.
                                       (1905, Париж)

Восход Луны встречали чаек клики, 1926 

***
То в виде девочки, то в образе старушки,
То грустной, то смеясь — ко мне стучалась ты:
То требуя стихов, то ласки, то игрушки
И мне даря взамен и нежность, и цветы.

То горько плакала, уткнувшись мне в колени,
То змейкой тонкою плясала на коврах...
Я знаю детских глаз мучительные тени
И запах ладана в душистых волосах.

Огонь какой мечты в тебе горит бесплодно?
Лампада ль тайная? Смиренная свеча ль?
Ах, все великое, земное безысходно...
Нет в мире радости светлее, чем печаль!
                                          (21 декабря 1911)

Холмы из мрамора и горы из стекла, 1929 


* * *
В янтарном забытье полуденных минут
С тобою схожие проходят мимо жены,
В душе взволнованной торжественно поют
Фанфары Тьеполо и флейты Джорджионе.

И пышный снится сон: и лавры, и акант
По мраморам террас, и водные аркады,
И парков замкнутых душистые ограды
Из горьких буксусов и плющевых гирлянд.

Сменяя тишину веселым звоном пира,
Проходишь ты, смеясь, меж перьев и мечей,
Меж скорбно-умных лиц и блещущих речей
Шутов Веласкеса и дураков Шекспира...

Но я не вижу их... Твой утомленный лик
Сияет мне один на фоне Ренессанса,
На дымном золоте испанских майолик,
На синей зелени персидского фаянса...
                                             (1 февраля 1913)


М.Волошин был похоронен на горе Кучук-Янышар вблизи Коктебеля. Там же была похоронена и его супруга Мария, пережившая Максимилиана более чем на 40 лет и бывшая все эти годы хранительницей Дома поэта - дома-музея Волошина в Коктебеле. 


Комментариев нет:

Отправить комментарий