четверг, 28 марта 2013 г.

Ярослав Смеляков




     Смеляков Ярослав Васильевич (1913-1972) – русский советский поэт, критик, переводчик, автор слов многих лирических песен.
     Родился он в Луцке, в семье железнодорожного  рабочего, рано начал писать стихи. Обучался в московской семилетке, занимался в литературных кружках при «Комсомольской правде» и «Огоньке». В 1934 г. он вступил в Союз писателей СССР. В том же году он был репрессирован, однако, в отличие от его близких друзей - поэтов Б.Корнилова и П.Васильева, в 1937 г. был отпущен на свободу и продолжил литературную деятельность. работал в редакциях газет, был репортёром, писал заметки и фельетоны.
     В первые месяцы Отечественной войны рядовым солдатом воевал в Карелии, попав в окружение, до 1944 г. находился в финском плену. Затем Смелякова снова ждал лагерь, однако его коллегам-журналистам удалось добиться освобождения поэта, который стал ответственным секретарем газеты «Сталиногорская правда», руководил литературным объединением при ней. В 1948 г. выходит сборник лучших стихотворений Смелякова – «Кремлевские ели». Стихи его были посвящены молодёжи 1920-х гг., тяготели к простоте и ясности стиха, монументальности изображения и социально-историческому осмыслению жизни. Тема преемственности поколений отчетливо звучит в его поэме «Строгая любовь» (1956), которую он сочинил, находясь в очередной ссылке – в заполярной Инте. Выступал он и как автор публицистических и критических статей; занимался переводами с украинского, белорусского и других языков.
     Заметным явлением в советской поэзии стала его книга стихов «День России» (1967), а в 1968 г. была написана поэма о комсомоле «Молодые люди». Некоторое время поэт был председателем поэтической секции Союза писателей СССР. Скончался Смеляков в Москве. Он пережил суровые испытания, что и отразилось в его творчестве – стихи молодого комсомольского романтика Смелякова со временем превратились в грустно-глубокие стихи-воспоминания, многие из которых были напечатаны только в годы «перестройки». Однако даже они сохранили теплоту, оптимизм, юмор и душевный лиризм, столь свойственный этому поэту...

***
Я напишу тебе стихи такие,
каких еще не слышала Россия.

Такие я тебе открою дали,
каких и марсиане не видали,

Сойду под землю и взойду на кручи,
открою волны и отмерю тучи,

Как мудрый бог, парящий надо всеми,
отдам пространство и отчислю время.

Я положу в твои родные руки
все сказки мира, все его науки.

Отдам тебе свои воспоминанья,
свой легкий вздох и трудное молчанье.

Я награжу тебя, моя отрада,
бессмертным словом и предсмертным взглядом,

И все за то, что утром у вокзала
ты так легко меня поцеловала.



***
Если я заболею,
к врачам обращаться не стану.
Обращаюсь к друзьям
(не сочтите, что это в бреду):
постелите мне степь,
занавесьте мне окна туманом,
в изголовье поставьте
ночную звезду.

Я ходил напролом.
Я не слыл недотрогой.
Если ранят меня в справедливых боях,
забинтуйте мне голову
горной дорогой
и укройте меня
одеялом
в осенних цветах.

Порошков или капель - не надо.
Пусть в стакане сияют лучи.
Жаркий ветер пустынь, серебро водопада -
Вот чем стоит лечить.
От морей и от гор
так и веет веками,
как посмотришь - почувствуешь:
вечно живём.

Не облатками белыми
путь мой усеян, а облаками.
Не больничным от вас ухожу коридором,
а Млечным Путём.
                                             (1940)

*** 
Мальчики, пришедшие в апреле
в шумный мир журналов и газет,
здорово мы всё же постарели
за каких-то три десятка лет.

Где оно, прекрасное волненье,
острое, как потаённый нож,
в день, когда своё стихотворенье
ты теперь в редакцию несёшь?

Ах, куда там! Мы ведь нынче сами,
важно въехав в загородный дом,
стали вроде бы учителями
и советы мальчикам даём.

От меня дорожкою зелёной,
источая ненависть и свет,
каждый день уходит вознесённый
или уничтоженный поэт.

Он ушёл, а мне не стало лучше.
На столе - раскрытая тетрадь.
Кто придёт и кто меня научит,
как мне жить и как стихи писать?
                                                                    (1964)

А.Твардовский и Я.Смеляков в 1969 г.

КЛАССИЧЕСКОЕ СТИХОТВОРЕНИЕ

Как моряки встречаются на суше,
когда-нибудь, в пустынной полумгле,
над облаком столкнутся наши души,
и вспомним мы о жизни на Земле.

Разбередя тоску воспоминаний,
потупимся, чтоб медленно прошли
в предутреннем слабеющем тумане
забытые видения Земли.

Не сладкий звон бесплотных райских птиц -
меня стремглав Земли настигнет пенье:
скрип всех дверей, скрипенье всех ступенек,
поскрипыванье старых половиц.

Мне снова жизнь сквозь облако забрезжит,
и я пойму всей сущностью своей
гуденье лип, гул проводов и скрежет
булыжником мощёных площадей.

Вот так я жил - как штормовое море,
ликуя, сокрушаясь и круша,
озоном счастья и предгрозьем горя
с великим разнозначием дыша.

Из этого постылого покоя,
одну минуту жизни посуля,
меня потянет чёрною рукою
к себе назад всесильная Земля.

Тогда, обет бессмертия наруша,
я ринусь вниз, на родину свою,
и грешную томящуюся душу
об острые каменья разобью.


Могила поэта - в Москве, на Новодевичьем кладбище


Комментариев нет:

Отправить комментарий