среда, 26 июня 2013 г.

Иван Коневской




   Коневской Иван Иванович (1877 – 1901) – русский поэт, переводчик, критик.
   Настоящая фамилия – Ореус. Он родился в семье обрусевшего шведа, члена Военно-учёного кабинета Главного Штаба. Учился на историко-филологическом факультете Петербургского университета. Увлекался переводческой деятельностью, переводил произведения Гете, Ибсена, Метерлинка, Ницше, других поэтов и философов. Вероятнее всего, именно оттуда он почерпнул новые философские идеи, которые были тесно связаны с зарождавшимся в России символизмом.
   Одним из первых Коневской (такой псевдоним он взял по имени Коневецкого монастыря на Ладожском озере) обратился к теме символистского искания идеального мира. Его стихотворениям свойственно особое звучание, мелодичность, современники отмечали их схожесть с лирикой Тючева и Фета. В то же время он широко использовал усложненные формы, которые были популярны у первых русских символистов. Коневской одним из первых взывал в своем творчестве к проблеме углубленных философско-религиозных поисков, «стремление создать метафизическую поэзию, постигающую и обнимающую весь мир» было основой его творчества, и эта «традиция» была поддержана другими авторами – В.Ивановым, Гумилевым, Хлебниковым, Пастернаком. Несмотря на то, что Коневской не был популярен как некоторые его современники, к нему все относились с пиететом. Его высоко ценили Блок, Мандельштам и особенно Валерий Брюсов, который переписывался с ним, публиковал его стихи и писал впоследствии о глубине философских идей молодого поэта в статье «Мудрое дитя».
   В 1900 г. вышла книга «Мечты и думы Ивана Коневского 1896—1899», в которой органичным образом переплетаются прозаические и поэтические произведения автора. В 1901 г., после окончания обучения в Петербургском университете, Иван отправился отдохнуть в Лифляндскую губернию. Он остановился в небольшом курортном городке недалеко от Риги. В одном из красивых лесных мест он решил искупаться в местной реке Аа (ныне – Гауя), которая была известна своими небезопасными порогами и омутами. Тело утонувшего поэта позже обнаружили местные крестьяне…В 1904 г. Брюсов опубликовал посмертный сборник Коневского - «Стихи и проза». Также свет увидели и его критические заметки.
   Иван Коневской, несмотря на короткую жизнь, был одной из знаковых фигур рубежа XIX XX веков, он вобрал в себя поэтические традиции лирики предыдущего поколения и стоял у истоков «нового искусства», которое потом было доведено до совершенства более маститыми авторами.

    В качестве иллюстраций к стихотворениям использованы репродукции работ украинской художницы Ларисы Химич (http://vdohnovenie2.ru/zemnoj-mir-glazami-kosmosa-xudozhnik-larisa-xomich/)

ВОСКРЕСЕНИЕ

Небо, земля... что за чудные звуки!
Пестрая ткань этой жизни людской!
Радостно к вам простираю я руки:
Я пробужден от спячки глухой.

Чувства свежи, обаятельны снова,
Крепок и стоек мой ум.
Властно замкну я в жемчужины слова
Смутные шорохи дум.

Сон летаргический, душный и мрачный,
О, неужель тебя я стряхнул?
Глаз мой прозревший, глаз мой прозрачный,
Ясно на Божий мир ты взглянул!

Раньше смотрел он сквозь дымку тумана —
Нынче он празднует свет.
Ах, только б не было в этом обмана,
Бледного отблеска солнечных лет...

В сторону — чахлые мысли такие!
Страстно я в новую жизнь окунусь.
Хлещут кругом меня волны мирские,
И увлекают в просторы морские:
В пристань век не вернусь!..
                                           (19 февраля 1895)


ВОЖДИ ЖИЗНИ

Луна — укор, и суд, и увещанье,
Закатных судорог льдяная дочь.
Нас цепенит недвижное молчанье,
Нас леденит безвыходная ночь.

Но звезды кротко так вдали мерцают,
К нам в душу с лаской истовой глядят;
Хоть приговор луны не отрицают,
Зато любовь к безбрежности родят.

То — солнце — кубок животворной влаги,
То — сердце мира с кровью огневой:
Впускает в нас ток пенистой отваги
И властно рвет в круг жизни мировой.

И кровь в нас снова живчиком струится.
Для нас свет солнца, это — жало в плоть!
Мир лучезарных грез в душе роится...
Да, ты рожден нас нежить и колоть,

О мощный свет! — В своей нетленной дали,
В блаженстве стройном разметался ты;
В бездонных горизонтах увидали
Мы новый мир бодрящей теплоты.
                                           (Март — апрель 1896)
 


 ДО И ПОСЛЕ

За что люблю я с детства жизнь и землю?
За то, что все в ней тайной веселит,
За то, что всюду вещему я внемлю —
Ничто не дарует, но все сулит.

Когда, крутым крушеньем удрученный
В погоне за надменною мечтой,
Спущуся в сумрак жизни обыденной,
Вниз по ступеням лестницы витой,—

В безвестной тишине я буду весел.
Скользнув в укромно-милую мне клеть:
Косящата окна я не завесил,
И думно буду духом я светлеть.

Видны мне из окна небес просторы.
Волнистая вся область облаков
Увалы млечные, седые горы,
И тающие глыбы  ледников.

И, рассевая ласковые пены,
Как целой тверди безмятежный взор,
Сияют во красе своей нетленной
Струи небесных голубых озер…
                                                      (1898)



Комментариев нет:

Отправить комментарий