пятница, 21 июня 2013 г.

Михаил Лозинский




   Лозинский Михаил Леонидович (1886 – 1955) - русский советский поэт, переводчик, один из создателей советской школы поэтического перевода.
   Был сыном видного юриста и страстного коллекционера книг Л.Я.Лозинского, состоял в родстве с А.Блоком и очень с ним дружил. Лозинский учился на юридическом и филологическом факультетах Петербургского университета, слушал лекции в Берлинском университете. Затем более 20 лет работал в Российской публичной библиотеке. В 1913-1917 гг. исполнял обязанности секретаря символистского журнала «Аполлон», периодически помещал в нем свои стихотворения и рецензии на стихи других поэтов. Он дружил и с акмеистами – Гумилевым, Ахматовой, Мандельштамом, входил в их «Цех поэтов». Уже в советское время Анна Андреевна очень ценила Лозинского как друга, редактора и переводчика. «В трудном и благородном искусстве перевода Лозинский был для ХХ века тем же, чем был Жуковский для века ХIХ», — сказала она впоследствии на его похоронах...
   В 1916 г. вышел единственный сборник стихов Лозинского – «Горный ключ». После революции М.Горький привлек Лозинского к работе в издательстве «Всемирная литература». После убийства Кирова находился под следствием из-за дворянских корней, однако ему удалось избежать репрессий. Как поэт Лозинский уже не выступал (после гибели его друга Гумилева в 1921 г. он понял, что писать о чем думаешь уже небезопасно), он посвятил свою жизнь переводу...Среди авторов, произведения которых переводил Лозинский, - Шекспир, Шеридан, Сервантес, Лопе де Вега, Мольер, Ромен Роллан. Но главный его труд – полный перевод «Божественной комедии» Данте Альгиери. Он начал переводить «Комедию» уже тяжело больным – сначала в Ленинграде, потом, после начала войны. – в эвакуации, в Елабуге. 7 лет он посвятил этой работе и был оценен по заслугам – он стал первым переводчиком, которому «за образцовый перевод в стихах произведения Данте» была присуждена Государственная (Сталинская) премия I степени. До этого премию присуждали только за оригинальные произведения.
   После этого Лозинский занимался в основном переводами пьес Шекспира. За тридцать пять лет переводческой деятельности Лозинский перевёл 80 000 стихотворных строк и 500 печатных листов прозы. Скончался он в Ленинграде после продолжительной болезни.

Проезжая по Елабуге на автобусе, удалось немного запечатлеть тот дом, в котором Лозинский окончил свой многолетний труд - перевод "Божественной комедии".

НЕ ЗАБЫВШАЯ

                      Анне Ахматовой

Еще свою я помню колыбель,
И ласково земное новоселье,
И тихих песен мимолетный хмель,
И жизни милой беглое веселье.

Я отдаюсь, как кроткому лучу,
Неярким дням моей страны родимой.
Я знаю — есть покой, и я хочу
Тебя любить и быть тобой любимой.

Но в душном сердце — дивно и темно,
И ужас в нем, и скорбь, и песнопенье,
И на губах, как темное пятно,
Холодных губ горит напечатленье,

И слух прибоем и стенаньем полн,
Как будто вновь, еще взглянуть не смея,
Я уношу от безутешных волн
Замученную голову Орфея.
                                            (1912)

Анна Ахматова и Михаил Лозинский на заседании «Цеха поэтов». Карандашный рисунок С. Городецкого. (1913 г.)

ЗЕЛЕНЫЙ ЛУЧ

Усталой памяти, в седой волне
Глубин прощальных медленно уснувшей,
Ты был — как весть о снившейся весне,
Зеленый луч, изменчиво мелькнувший!

Забытый цвет, качнувшийся намек
Пропел в душе безгрешным перезвоном.
Я снова жил, я снова был далек,
Я нисходил по благодатным склонам.

Вся жизнь моя была опять жива,
Как миг живут алмазным раем льдины.
И целый день мне грезилась листва,
Мне грезились зеленые долины. 
                                                         (1910)

БЕЛАЯ НОЧЬ

Горят отдаленные шпили
Вечерних и светлых соборов,
И медля, и рея в сияньях,
Нисходит к зеркальным каналам
Незримая в воздухе ночь.

Печаль о земле озарили
Моря просветленных просторов,
И нам, в наших смутных блужданьях,
Так радостно — сердцем усталым,
Усталой мечтой изнемочь...

Безумная ночь опустилась
Над пепельно-нежной Невою,
И крылья торжественных ростров,
И легкие мачты — как тени,
Как сны, отраженные в снах.

И все, что прошло, только снилось,
Мы снова, как дети, с тобою,
Мы — светлый, затерянный остров
В спокойных морях сновидений,
Мы — остров на светлых волнах.
                                                                (1908)

ПОСЛЕДНЯЯ ВЕЧЕРЯ 

Последний помысел — об одном,
И больше ничего не надо,
Гори, над роковым вином,
Последней вечери лампада!

И кто расскажет, кто поймет,
Какую тьму оно колышет,
Какого солнца черный мед
В его волне горит и дышит?

Смотри: оно впивает свет,
Как сердце жертвенная рана.
Весь мрак, всю память мертвых лет
Я наливаю в два стакана.

Сегодня будет ночь суда,
Сегодня тьма стоит над нами.
Я к этой влаге никогда
Не приникал еще губами.

Пора. За окнами темно.
Там — одичалый праздник снега.
Какое страшное вино!
Какая кровь, и смерть, и нега!
                                                               (1921)

Переводчик и поэт похоронен в Петербурге, на Литераторских мостках Волковского кладбища.


Комментариев нет:

Отправить комментарий