понедельник, 28 октября 2013 г.

Козьма Прутков



   Прутков Козьма Петрович — знаменитый литературный образ поэта-чиновника. Сатирические стихи и афоризмы Козьмы Пруткова и самый его образ высмеивали умственный застой, пародировали литературное эпигонство. Под этим литературным псевдонимом скрывались братья Жемчужниковы (Алексей, Владимир и Александр) и их двоюродный брат А.К.Толстой.
     Впервые сочинения Пруткова появились в «Литературном Ералаше» (приложении журнала «Современник») в 1854 г. Вымышленная биография автора выглядела следующим образом.
     Козьма родился в 1803 г. близ Сольвычегорска. Детство и юность провел в поместье, в 1820-1823 гг. служил в гусарах, после ухода с военной службы поступил на работу в Пробирную Палатку при министерстве финансов, где дослужился до должности директора Палатки и был награжден орденом Святого Станислава 1-й степени. При подготовке реформ старался отличиться оригинальными проектами, однако их благополучно забраковывали как несостоятельные.
    Забавные стихотворения Пруткова сразу же разошлись на цитаты среди читателей. Художники, восхищённые славой Пруткова, создали его портрет, а скульпторы — бюст. Жемчужниковы рассказали, что, создавая Пруткова, они «развили в нём такие качества, которые желали осмеять публично». Прутков «перенял от других людей, имевших успех: смелость, самодовольство, самоуверенность, даже наглость и стал считать каждую свою мысль, каждое своё писание и изречение - истиною, достойною оглашения. Он вдруг счёл себя сановником в области мысли и стал самодовольно выставлять свою ограниченность и своё невежество». О «смерти» было объявлено в январе 1863 г. Образ Пруткова сослужил для авторов хорошую службу, наглядно продемонстрировав невозможность свести поэзию к канцелярским инструкциям и и всю ироничность образа «чиновника от поэзии».

Известные цитаты и афоризмы К.Пруткова

Многие вещи нам непонятны не потому, что наши понятия слабы; но потому, что сии вещи не входят в круг наших понятий.

Если на клетке слона прочтёшь надпись «буйвол», не верь глазам своим.

Обручальное кольцо есть первое звено в цепи супружеской жизни.

Смотри в корень!

Если хочешь быть красивым, поступи в гусары.

Не будь портных, - скажи: как различил бы ты служебные ведомства?

Три дела, однажды начавши, трудно кончить:
а) вкушать хорорую пищу;
б) беседовать с возвратившимся из похода другом и
в) чесать, где чешется.

Смотри вдаль - увидишь даль; смотри в небо - увидишь небо; взглянув в маленькое зеркальце, увидишь только себя.

Не шути с женщинами: эти шутки глупы и неприличны.

Пороки входят в состав добродетели, как ядовитые снадобья в состав целебных средств.

Всякая человеческая голова подобна желудку: одна переваривает входящую в оную пищу, а другая от нее засоряется.

Никто не обнимет необъятного!
 
МОЙ ПОРТРЕТ
 
Когда в толпе ты встретишь человека,
        Который наг*;
Чей лоб мрачней туманного Казбека,
        Неровен шаг;
Кого власы подъяты в беспорядке;
        Кто, вопия,
Всегда дрожит в нервическом припадке,-
        Знай: это я!

Кого язвят со злостью вечно новой,
        Из рода в род;
С кого толпа венец его лавровый
        Безумно рвет;
Кто ни пред кем спины не клонит гибкой,-
        Знай: это я!..
В моих устах спокойная улыбка,
        В груди - змея!
 
* -  Вариант: "На коем фрак". Примечание К. Пруткова
 
НА ВЗМОРЬЕ
 
На взморье, у самой заставы,
Я видел большой огород.
Растёт там высокая спаржа;
Капуста там скромно растёт.

Там утром всегда огородник
Лениво проходит меж гряд;
На нём неопрятный передник;
Угрюм его пасмурный взгляд.

Польёт он из лейки капусту;
Он спаржу небрежно польёт;
Нарежет зелёного луку
И после глубоко вздохнёт.

Намедни к нему подъезжает
Чиновник на тройке лихой.
Он в тёплых высоких галошах,
На шее лорнет золотой.

"Где дочка твоя?" - вопрошает
Чиновник, прищурясь в лорнет,
Но, дико взглянув, огородник
Махнул лишь рукою в ответ.

И тройка назад поскакала,
Сметая с капусты росу...
Стоит огородник угрюмо
И пальцем копает в носу.
 
 
ОТ КОЗЬМЫ ПРУТКОВА К ЧИТАТЕЛЮ

С улыбкой тупого сомненья, профан, ты
Взираешь на лик мой и гордый мой взор;
Тебе интересней столичные франты,
Их пошлые толки, пустой разговор.

Во взгляде твоем я, как в книге, читаю,
Что суетной жизни ты верный клеврет,
Что нас ты считаешь за дерзкую стаю,
Не любишь; Но слушай, что значит поэт.

Кто с детства, владея стихом по указке,
Набил себе руку и с дестких же лет
Личиной страдальца, для вящей огласки,
Решился прикрыться,- тот истый поэт!

Кто, всех презирая, весь мир проклинает,
В ком нет состраданья и жалости нет,
Кто с смехом на слезы несчастных взирает,-
тот мощный, великий и сильный поэт!

Кто любит сердечно былую Элладу,
Тунику, Афины, Ахарны, Милет,
Зевеса, Венеру, Юнону, Палладу,-
Тот чудный, изящный, пластичный поэт!

Чей стих благозвучен, гремуч, хоть без мысли,
Исполнен огня, водометов, ракет,
Без толку, но верно по пальцам расчислен,-
Тот также, поверь мне, великий поэт!..

Итак, не пугайся, встречаяся с нами,
Хотя мы суровы и дерзки на вид
И высимся гордо над вами главами;
Но кто ж нас иначе в толпе отличит?!

В поэте ты видишь презренье и злобу;
На вид он угрюмый, больной, неуклюж;
Но ты загляни хоть любому в утробу,-
Душой он предобрый и телом предюж. 

***
Я встал однажды рано утром,  
Сидел впросонках у окна;  
Река играла перламутром,  
Была мне мельница видна,  
И мне казалось, что колеса  
Напрасно мельнице даны,  
Что ей, стоящей возле плеса,  
Приличней были бы штаны. 
Вошел отшельник. Велегласно  
И неожиданно он рек:  
«О ты, что в горести напрасно  
На бога ропщешь, человек!»
  Он говорил, я прослезился,  
Стал утешать меня старик...  
Морозной пылью серебрился  
Его бобровый воротник.
 
Федотов П.А. "Анкор, еще Анкор!"
 

ЧИНОВНИК И КУРИЦА

Чиновник толстенький, не очень молодой, 
   По улице, с бумагами под мышкой, 
Потея и пыхтя и мучимый одышкой, 
   Бежал рысцой. 
На встречных он глядел заботливо и странно, 
   Хотя не видел никого. 
И колыхалася на шее у него, 
   Как маятник, с короной Анна. 
На службу он спешил, твердя себе: «Беги, 
   Скорей беги! Ты знаешь, 
Что экзекутор наш с той и другой ноги 
   Твои в чулан упрячет сапоги, 
Коль ты хотя немножко опоздаешь!» 
   Он всё бежал. Но вот 
Вдруг слышит голос из ворот: 
   «Чиновник! окажи мне дружбу; 
Скажи, куда несёшься ты?» - «На службу!» 
«Зачем не следуешь примеру моему, 
Сидеть в спокойствии? признайся напоследок!» 
   Чиновник, курицу узревши этак 
   Сидящую в лукошке, как в дому, 
   Ей отвечал: «Тебя увидя 
Завидовать тебе не стану я никак; 
   Несусь я точно так, 
Но двигаюсь вперёд; а ты несёшься сидя!» 
Разумный человек коль баснь сию прочтёт, 
То, верно, и мораль из оной извлечёт.  
 
 
Соломаткин Л.И. "Вечеринка у приказчика".
 
 

Комментариев нет:

Отправить комментарий