вторник, 15 октября 2013 г.

Михаил Кузмин



    Кузмин Михаил Алексеевич (1872 — 1936) — русский поэт, прозаик, переводчик, композитор, критик, один из ярких представителей искусства и литературы «Серебряного века».
       Родился в небогатой дворянской старообрядческой семье в Ярославле; имел в своей родословной, помимо русских, еще и французские корни. Детство его прошло в Саратове, в 1884 г. его семья переехала в Петербург. После окончания одной из столичных гимназий Кузмин поступил в консерваторию, где проучился у Н.А.Римского-Корсакова несколько лет. Благодаря музыкальному образованию он сочинял романсы и выступал как их исполнитель, подыгрывая себе на пианино. В 1895 г. Кузмин совершил поездку в Египет, в 1897 г. - в Италию, впечатления от поездок сильно отразились на всем его последующем творчестве, на мировоззрении и сферах интересов. Он также много путешествовал по русскому Северу, разыскивал древние иконы, жил в старообрядческих скитах.
    Возвратившись в Петербург, он сблизился с художниками группы «Мир искусства». Как поэт он дебютировал в печати в 1904 г. в полулюбительском «Зелёном сборнике стихов и прозы». Его сонеты были замечены В.Брюсовым, который привлек Кузмина к сотрудничеству с символистским поэтическим журналом «Весы». Именно в этом журнале вышли первые крупные произведения Кузмина — цикл стихов «Александрийские песни», философский роман «Крылья», в 1908 г. он выпустил первый поэтический сборник — «Сети». Он был частым посетителем занменитого арт-кафе «Бродячая собака» и «башни» В.Иванова, где собирался литературный Петербург, его романсы в собственном исполнении пользовались огромным успехом. Несмотря на работу в «Весах», Кузмин никогда не отождествлял себя исключительно с символистами, он был дружен с Н.Гумилевым (иногда посещал встречи акмеистов из «Цеха поэтов»), печатался в «Золотом руне», был одним из создателей журнала «Аполлон», однако всегда указывал на то, что «только фанатик или шарлатан может действовать как член школы». Он выступал с яркими критическими статьями, опубликовал очередные стихотворные сборники («Осенние озера», «Глиняные голубки»), участвовал в создании скандального стихотворного альманаха «Стрелец».
 
   Февральскую революцию Кузмин приветствовал, видя в ней великое завоевание народа. К событиям Октября он также отнесся восторженно, однако после убийства царской семьи он стал писать откровенно контрреволюционные стихи. Тем не менее, поэт остался в России, видя свою жизнь только здесь. В советское время Кузмин выступал как композитор и как переводчик («Золотой осел» Апулея — наиболее известное его переводное произведение, которое печатается и поныне), в 1920-х гг. он был одной из центральных фигур «неофициальной» интеллектуальной жизни Ленинграда. К нему обращались за советом Мандельштам, Клюев, молодые писатели и искусствоведы. Долгое время Кузмин сотрудничал с издательством «Всемирная литература», в 1929 г. он выпустил последний сборник стихов - «Форель разбивает лед». Более поздние его произведения были утрачены. Скончался поэт, композитор и критик в Ленинграде от воспаления легких.
   Лирика Кузмина была отмечена определенными индивидуальными чертами. Несмотря на близость к символистам, вместо тревожных духовных поисков в его стихах — явная приземленность, любовь к бытовой детали, стремление к логике и прозрачности; по сути, благодаря его творчеству впоследствии был разработан акмеизм как противопоставление символизму, однако сам поэт к новому направлению формально не принадлежал. Кузмин обогатил русскую поэзию своей особой живой интонацией, многими ритмическими новшествами, гибкостью свободного стиха. Многое он также привнес как критик и как переводчик.
 
    Более подробную биографию этого незаурядного человека можно прочесть на сайте http://funeral-spb.narod.ru/necropols/literat/tombs/kuzmin/kuzmin.html
 
Анненков Ю.П. "М.А.Кузмин".
 
 
***
На твоей планете всходит солнце,
И с моей земли уходит ночь.
Между нами узкое оконце,
Но мы время можем превозмочь.

Нас связали крепкими цепями,
Через реку переброшен мост.
Пусть идем мы разными путями -
Непреложен наш конец и прост.

Но смотри, я - цел и не расколот,
И бесслезен стал мой зрящий глаз.
И тебя пусть не коснется молот,
И в тебе пусть вырастет алмаз.

Мы пройдем чрез мир, как Александры,
То, что было, повторится вновь,
Лишь в огне летают саламандры,
Не сгорает в пламени любовь.
                                                      (1905)
 
 ***
Двойная тень дней прошлых и грядущих
Легла на беглый и не ждущий день -
Такой узор бросает полднем сень
Двух сосен, на верху холма растущих.

Одна и та она всегда не будет:
Убудет день и двинется черта,
И утро уж другой ее пробудит,
И к вечеру она уже не та.

Но будет час, который непреложен,
Положен в мой венец он, как алмаз,
И блеск его не призрачен, не ложен -
Я правлю на него свой зоркий глаз.

То не обман, я верно, твердо знаю:
Он к раю приведет из темных стран.
Я видел свет, его я вспоминаю -
И все редеет утренний туман.
                                                    (Декабрь, 1907)
 
Сапунов Н.Н.  "Портрет М.А.Кузмина в восточном костюме".
 

***
О, быть покинутым - какое счастье!
Какой безмерный в прошлом виден свет -
Так после лета - зимнее ненастье:
Все помнишь солнце, хоть его уж нет.

Сухой цветок, любовных писем связка,
Улыбка глаз, счастливых встречи две, -
Пускай теперь в пути темно и вязко,
Но ты весной бродил по мураве.

Ах, есть другой урок для сладострастья,
Иной есть путь - пустынен и широк.
О, быть покинутым - такое счастье!
Быть нелюбимым - вот горчайший рок.
                                               (Сентябрь, 1907)
 
 ***
Под вечер выйдь в луга поёмные, 
На скошенную ляг траву... 
Какие нежные и томные 
Приходят мысли наяву! 
Струятся небеса сиянием, 
Эфир мерцает лёгким сном, 
Как перед сладостным свиданием, 
Когда уж видишь отчий дом. 
Всё трепетней, всё благодарнее 
Встречает сердце мир простой, 
И лай собак за сыроварнею, 
И мост, и луг, и водопой. 
Я вижу всё: и садик с вишнями, 
И скатертью накрытый стол, 
И облако стезями вышними 
Плывёт, как радостный посол. 
Архангельские оперения 
Лазурную узорят твердь. 
В таком пленительном горении 
Легка и незаметна смерть. 
Покинет птица клетку узкую, 
Растает тело... всё забудь: 
И милую природу русскую, 
И милый тягостный твой путь. 
Что мне приснится, что вспомянется 
В последнем блеске бытия? 
На что душа моя оглянется, 
Идя в нездешние края? 
На что-нибудь совсем домашнее, 
Что и не вспомнишь вот теперь: 
Прогулку по саду вчерашнюю, 
Открытую на солнце дверь. 
Ведь мысли сделались летучими, 
И правишь ими уж не ты, - 
Угнаться ль волею за тучами, 
Что смотрят с синей высоты? 
Но смерть-стрелок напрасно целится, 
Я странной обречён судьбе. 
Что неделимо, то не делится; 
Я всё живу... живу в тебе. 
                                                 (Июнь, 1916) 
 
Головин А.Я. "Портрет М.А.Кузмина".
 

ИСКУССТВО 

Туман и майскую росу
Сберу я в плотные полотна,
Закупорив в сосудец плотно,
До света в дом свой отнесу.
Созвездья благостно горят,
Указанные в Зодиаке,
Планеты заключают браки,
Оберегая мой обряд.
Вот жизни горькой и живой
Истлевшее беру растенье.
Клокочет вещее кипенье...
Пылай, союзник огневой!
Все, что от смерти, ляг на дно.
(В колодце ль видны звезды, в небе ль?)
Былой лозы прозрачный стебель
Мне снова вывести дано.
Кора и розоватый цвет,—
Все восстановлено из праха.
Кто тленного не знает страха,
Тому уничтоженья нет.
Промчится ль ветра буйный конь,—
Верхушки легкой не качает.
Весна нездешняя венчает
Главу, коль жив святой огонь.
                                                   (Май, 1921)
 
***
Стеклянно сердце и стеклянна грудь,
Звенят от каждого прикосновенья,
Но, строгий сторож, осторожен будь;
Подземная да не проступит муть
За это блещущее огражденье.

Сплетенье жил, теченье тайных вен,
Движение частиц, любовь и сила,
Прилив, отлив, таинственный обмен, -
Весь жалостный состав - благословен:
В нем наша суть искала и любила.

О звездах, облаке, траве, о вас
Гадаю из поющего колодца,
Но в сладостно-непоправимый час
К стеклу прихлынет сердце - и алмаз
Пронзительным сияньем разольется.
                                                                          (1922)
 

М.А.Кузмин был похоронен на Литераторских мостках Волковского кладбища Петербурга, дата рождения на плите - ошибочна (фото со стр. http://funeral-spb.narod.ru/necropols/literat/tombs/kuzmin/kuzmin.html)


Комментариев нет:

Отправить комментарий