понедельник, 7 октября 2013 г.

Владимир Петрушевский



   Петрушевский Владимир Александрович (1891 — 1961) — русский поэт-эмигрант, участник Белого движения, ученый-вулканолог.
   Пожалуй, ни у кого из русских творческих эмигрантов «первой волны» судьба не сложилась столь необычно, как у автора множества ностальгических стихов, посвященных России, - Владимира Петрушевского.
    Он родился в Москве в семье офицера. Дед будущего поэта преподавал химию наследнику престола, будущему императору Александру III, а отец крестником императора. Брат Владимира — Федор — был известным физиком, заслуженным профессором Петербургского университета, главным редактором Энциклопедического словаря Брокгауза и Ефрона.
    Владимир в 1908 г. окончил кадетский корпус, затем обучался в двух артиллерийских училищах. В 1911 г. начал службу хорунжим в Уссурийском казачьем дивизионе. Первую мировою войну Петрушевский провел в рядах 5-ого Гусарского полка. В годы гражданской войны воевал в чине полковника в армии адмирала А.В.Колчака. После разгрома Белого движения отплыл из Владивостока, навсегда покинув родину. В поисках работы волею судьбы оказался на индонезийском острове Ява (являвшейся в то время территорией Голландии), служил геологом в Горном департаменте, изучил голландский и малайский языки.
    Постепенно, благодаря трудолюбию и целеустремленности, Петрушевский стал начальником геологической службы разведки вулканов. В его «подчинении» находилась территория со 130 вулканами, характер которых он знал досконально. Он много путешествовал, объездил, облетал и исходил Яву, Суматру, Целебес, Бали, Борнео, ряд мелких островов Океании. На послевоенном конгрессе геологов в Осло Петрушевский был объявлен «чемпионом» (к этому времени он единственный спустился на дно 68 кратеров). Он опубликовал несколько работ по вулкановедению, выступал с докладами на конференциях.

    В 1950 г. он вышел на пенсию и переселился в австралийский Сидней. Там он занимался общественной деятельностью в среде русской эмиграции, был почетным председателем Союза инвалидов в Австралии. Входил в различные казачьи и церковные объединения, пользовался известностью нумизмата. Скончался и был похоронен Петрушевский в Австралии.
  Как поэт он был интересен своей ностальгической лирикой. Петрашевский в душе навсегда остался монархистом, он верил в величие и возрождение России, которое, по его мнению, должно было быть основано на вере в царя и на православных традициях. Изящные и возвышенные стихи о Государе и о России были изданы после смерти автора австралийским Корпусом Императорских Армии и Флота. 

***

Я поздно родился́. На целое столетье.
Моей душе мила родная старина —
Тогда бы видел я не ужас лихолетья,
А славу Родины во дни Бородина.

Тогда б, вступив в Париж, где русские знамёна
Так гордо веяли, забыв Москвы пожар,
Поставил часовых в дворец Наполеона
Из бравых усачей и доблестных гусар.

В бою перед врагом, не ведая бы страха,
Я на защитный цвет смотрел, как на обман,
И в дни лихих атак, как и во дни Кацба́ха,
Горел на мне всегда блестящий доломан.

Честь рыцаря храня, не ведал бы о газе,
Мой враг бы не взлетал, как хищник, в облака,
И на груди моей, как трещина на вазе,
Покоились следы дамасского клинка.

Тогда б не видел я печальных дней «свободы»,
Всю грязь предательства и весь позор измен,
Кошмарный большевизм — продукт последней моды,
Как полудикий джаз и платья до колен…

Невольным я б не стал поклонником Байрона,
Влюбленный в красоту давно минувших лет,
Я ненавижу мир, упавший до чарльстона,
Который заменил прелестный менуэт.

И жизнь моя была б так сказочно прекрасна,
Я знал бы цель её — Россия, Царь и Бог,
И если б умер я, то умер не напрасно —
За Родину в бою отдав последний вздох.

Тогда б я не влачил печальных дней изгоя,
Как тень минувшего, как «бывший» человек,
А гордо бы стоял в рядах родного строя…
Я поздно родился́, на целый ровно век. 
                                                                (1927) 


 Рыженко П. "Прощание Государя с войсками".

 
ИХ ИМПЕРАТОРСКИМ ВЫСОЧЕСТВАМ АВГУСТЕЙШИМ ДОЧЕРЯМ ГОСУДАРЯ

От рук проклятых и ужасных
Погибнуть были вы должны,
Четыре девушки прекрасных,
Четыре Русские Княжны.

Одна была вина за вами:
Любовью к родине горя,
Её вы были дочерями,
Как дщери Русского Царя.

Ваш взгляд молитвенно-лучистый,
Последний в жизни взгляд очей,
Сказал, что вы душою чистой
Простить сумели палачей.

Последний вздох… Утихли слезы…
Исчезла жизни суета…
Четыре царственные розы
Прошли чрез райские врата. 

                                                        (1923)
 
Самокиш-Судковская Е. "Их Императорские Высочества".
 
ВЛАДИВОСТОК ПАЛ

Корабли, корабли, корабли…
Сколько вас в безграничном просторе!
Это дети несчастной земли
Уплывают в открытое море…

Пал последний родимый клочок,
Где трёхцветное реяло знамя,
И надежду России — восток —
Революции обняло пламя.

Пал последний российский этап,
Где ещё охранялась святыня,
Белых нет на Руси уж солдат,
И в руках коммунистов твердыня.

Над волнами спустился туман,
И окутал он русские души…
«Курс держать на Корею! В Гензан!»
Но дадут ли дойти им до суши?

Корабли, корабли, корабли…
Много вышло вас в синее море —
Это беженцы Русской земли
На чужбину везут своё горе. 
                                                            (1922)

 
 Шмарин Д. "За Веру, царя и Отечество".

 
ЗАВЕТ

Я умру, как и все в поднебесной,
В Богом точно назначенный год,
И в могиле, глубокой и тесной,
Свой последний закончу поход.

Мне цветов на могилу не надо —
Лучше горсточка Русской земли,
То для воина будет награда:
Мнить себя от родной не вдали.

Чтоб Небесная Сила хранила,
Положите на грудь образок,
Русский флаг, что душа так любила,
И заройте в прибрежный песок.

Его множество раз целовала
И ласкала морская волна,
Та, что с Севера к нам забегала
Из краёв, где родная страна.

Для могилы из травки ограда
Да из дерева крест хороши.
Монумента над нею не надо —
Лучше дать инвалидам гроши.

Всё равно не вспомянет потомок,
Что лежит здесь России певец,
Для него я былого обломок
Да печальной страницы конец.

Но когда разойдутся туманы,
Станет Русь наша снова святой,
Рифм воздушных моих караваны
Кто-нибудь да прочтёт со слезой. 
                                                       (1955)

"Похороны офицера" 


Иллюстрации со стр. http://rys-arhipelag.ucoz.ru




Комментариев нет:

Отправить комментарий