пятница, 5 июля 2013 г.

Николай Недоброво




   Недоброво Николай Владимирович (1882 — 1919) — русский поэт «Серебряного века», критик, литературовед, близкий друг А.Ахматовой.
     Родился в Харьковской губернии, принадлежал к старинной дворянской семье. В 1902 г., после окончания гимназии, поступил на историко-филологический факультет Харьковского университета. В 1903 г. перевелся в Петербургский университет, который закончил в 1906 г. одновременно с А. Блоком. Был членом партии кадетов, в 1908-1916 гг. служил в канцелярии Государственной думы.
    Еще студентом он начал сочинять стихи, редактировал студенческий журнал. В 1913 г. его стихи и проза появились в журнале «Русская мысль». В том же году он стал одним из инициаторов создания кружка «Общества поэтов» (противостоящего всем сложившимся направлениям), в которое вошли также Ю. Верховский, А. Скалдин, А. Кондратьев, В. Пяст и другие. Вместе с тем, поэт был дружен и с символистами, и с акмеистами. Поддерживал приятельские отношения с В.Ивановым, Гумилевым, Ахматовой, делал доклады о русской литературе на поэтических собраниях, к его мнению прислушивались все. 
 
Прекрасных рук счастливый пленник
На левом берегу Невы,
Мой знаменитый современник,
Случилось, как хотели Вы, -

    Писала Анна Андреевна Ахматова Николаю Недоброво в одном из своих посланий. Они довольно тесно общались в Царском Селе, где жили по-соседству. Недоброво выражал свое восхищение поэтессе, а Ахматова считала его очень одаренным критиком. Его статью об Ахматовой сама поэтесса считала провидческой, лучшей из всего, написанного о ее творчестве.
    В 1915 г. Недоброво отошел от литературных дел из-за смертельной болезни — тубелкулеза. Он уехал лечиться на Кавказ, затем жил в Крыму — в деревне Красная поляна и в Ялте, где и скончался в разгар гражданской войны. При жизни ему не удалось выпустить ни одного поэтического сборника, стихотворное наследие Недоброво было опубликовано только в 1999 г.
 

ДЕМЕРДЖИ


Не бойся; подойди; дай руку; стань у края.
Как сдавливает грудь от чувства высоты.
Как этих острых скал причудливы черты!
Их розоватые уступы облетая,

Вон, глубоко внизу, орлов кружится стая.
Какая мощь и дичь под дымкой красоты!
И тишина кругом; но в ветре слышишь ты
Обрывки смятые то скрипа арб, то лая?

А дальше, складками, долины и леса
Дрожат, подернуты струеньем зыбким зноя,
И море кажется исполненным покоя:

Синеет, ровное, блестит — что небеса...
Но глянь: по берегу белеет полоса;
То пена грозного — неслышного — прибоя. 
 
 
 ***
Ты помнишь камыш над гладью моря?
Там вечер розовый лег над нами...
Мы любовались, тихонько споря,
Как эти краски сказать словами.

У камней море подвижно, сине;
Вдаль розовей, и нет с небом границы,
И золотятся в одной равнине
И паруса, и туч вереницы.

Мы и любуясь слов не сыскали.
Теперь подавно. Но не равно ли? —
Когда вся нежность розовой дали
Теперь воскресла в блаженной боли.



ЗАЯЦ

На лыжах пробираясь между елей,
Сегодня зайца я увидел близко.
Где снег волною хрупкой от метелей
Завился, заяц притаился низко.

Весь белый; только черными концами
Пряли его внимательные ушки.
Скользнув по мне гранатными глазами,
Хоть я и вовсе замер у опушки,

Он подобрался весь, единым махом
Через сугроб — и словно кто платочек
Кидал, скакал, подбрасываем страхом.
Горячей жизни беленький комочек

На холоду! Живая тварь на воле!
Ты жаркою слезой мне в душу пала,
Такую нынче мерзлую, как поле,
Где вьюга от земли весь снег взвевала.
                                                           (1916)
 


Чепелева М. "Весна на Демерджи".

Комментариев нет:

Отправить комментарий