воскресенье, 21 июля 2013 г.

Сергей Обрадович




    Обрадович Сергей Александрович (1892 – 1956) – русский советский поэт, один из лучших «пролетарских урбанистов» в поэзии.
   Сергей родился в Москве, в семье ремесленника-изготовителя ключей, имевшего сербские корни и страстно любившего книги. В юности будущий поэт работал в типографии, в 1912 г. стал слушать лекции в народном университете имени Шанявского. Тогда же появились в печати его первые стихи. Его лирика была тесна связана с революционной тематикой, набиравшей в тот период все большие обороты...После начала первой мировой войны Обрадович попал на фронт, участвовал в боях, был контужен. В 1917 г. вел активную антивоенную агитацию, разделял взгляды большевиков. В 1918 г. после демобилизации вернулся в Москву, работал в Пролеткульте, редактировал журнал «Гудки».  Он был поэтом новой России – революционной, охваченной амбициозными социалистическими идеями и высокими трудовыми идеалами. Лирика Обрадовича была пронизана оптимизмом, верой в великое будущее, но в то же время и реалистической, отличалась большим вниманием к переживаниям каждого отдельного участника революции (в отличие от некоторых других поэтов, которые лишь формально воспевали технический прогресс и индустриализацию). Поэзия Обрадовича неординарна со стилистической точки зрения – в своих произведениях автор создает необычный ритмический рисунок, разрушает привычную плавность стиха, экспериментирует с рифмой, и весьма интересно. Очень часто он прибегал к использованию ярких метафор.
    В 1920-1931 гг. Обрадович был одним из организаторов и участников литературной группы «Кузница», члены которой стремились к развитию самостоятельного пролетарского искусства, не руководимого партией. В 1922-1927 гг. он был заведующим литературным отделом «Правды». В этот период один за одним издаются его поэтические сборники («Капель», «Окраина», «Город» и др.) Всего за свою жизнь Обрадович выпустил около 20 сборников стихов. Помимо этого он был автором нескольких баллад, активно занимался переводами башкирских, дагестанских, хакасских, украинских, белорусских, чувашских, татарских, киргизских и других авторов. В годы Великой Отечественной войны на фронте не был из-за слабого здоровья, однако создал целый ряд патриотических стихов, которые стали важным вкладом в Победу. Скончался поэт и переводчик в Москве.
    Поэтом, всю жизнь воспевавшим революцию, поэтом труда и любви был Сергей Обрадович. Он часто обращался к пейзажной лирике, а под конец жизни, отойдя от общественной тематики, создал ряд замечательных любовных стихов.


АПРЕЛЬ

Сердце в шумном хороводе,
В сердце - песен пышный хмель,
Улицею дымной бродит
В нашем городе Апрель.

Лишь весенним переливом
Прозвучит зарей гудок -
Торопливо, прихотливо
К маю рядит городок.

У крыльца цветы раскинул,
Птицей в вышине звеня;
Взвил шутя худому тыну
Молодые зеленя...

Лишь зарею тихоструйной
Улыбнется поутру -
Все на помощь: ветер буйный
Чешет косы дымных труб,

Целый день с метлой лучистой
Солнце - сторож у ворот -
Над струею серебристой
За работою поет,

По карнизу нижет бусы
Голосистая Капель...
Синеглазый, кудрерусый,
Бродит городом Апрель.
                                            (1920)

Кустодиев Б.М. "Весна".

ОСЕННИЙ ЗВОН

Над рощей, над глухой слободкой,
Над проседью предзимних дней -
Осенний звон, сухой и четкий,
Все торопливей и шумней.

Где у проселка куст рябины
Горит покинутым костром,
Звенит червонный лист осины
Дорожным долгим бубенцом.

Где опаленной головою
Поникли низко тростники,
Звенит кочующей листвою
Серебряная рябь реки.

Под перекличкой журавлиной,
Под свист синиц, со всех сторон
Звенит осенний переливный,
Хрустальный, стройный перезвон...

Когда неярко и убого
Туманы озарит заря,
Оледенелою дорогой
Проскачут кони Ноября.

На облучке - старуха Осень,
Широкий путь - во все концы,
В дуге - сияющая просинь,
А под дугою - бубенцы...

И мнится мне: в машинном звоне
И в снежном шелесте ремней -
Все те же кованые кони,
Все тот же звон осенних дней.
                                            (1920)

***
Вновь затерян лебедем прибрежным
Парус рыбака вдали;
И безумней любим мы и нежим
Пыльные берега земли.

Беленький платочек - крылья чаек,
Уходящей гавани дымок.
И над бездной моря нас встречает
Вихрь иных, неведомых дорог.

Шторм - и без следа, на ветер, в клочья
И любовь земную и покой.
Где-то мать грустит - наш первый кормчий
Над житейскою волной...

Суждено нам в пристани столетий
Кладь суровую перенесть,
Всем дорогам, всем векам ответить
Крепким и коротким - Есть!
                                             (1923)

***
О скалы разбиваясь с криком,
Шла насмерть за волной волна.
Покоя нет в просторе диком,
Но глубь недвижна и темна.

Так и в минуты вдохновенья
Слова, теснясь под бурей чувств,
Не высказав души волненья,
Теряются, срываясь с уст.

Но в глубине таится где-то
Все то, что песней быть должно,-
Жить вечно в поисках поэту
Слов сокровенных суждено.

Что там, за гранью перевала?
Стремлюсь и одного хочу -
Чтоб молодость не отставала,
Шла до конца плечом к плечу;

Чтоб крепла песнь, как под грозою
Седые крепнут паруса,
Чтоб ласкою, гневом иль слезою
Откликнулись твои глаза.
                                                (1947)


Иваненко М.А. "Nostalgie".


Комментариев нет:

Отправить комментарий