четверг, 31 января 2013 г.

Николай Некрасов





      Николай Алексеевич Некрасов (1821-1877)... это имя знает, пожалуй, любой русский человек, который закончил хотя бы среднюю школу...Один из главных литераторов-борцов с крепостничеством, воспевателей простых бесправных тружеников, его имя стало иконой «гражданской тираноборческой поэзии» советской эпохи...Стихотворения Некрасова ценились не меньше стихов Пушкина, а в какой-то тематике даже ставились выше, учитывая влияние творчества Николая Алексеевича на становление будущих революционеров. В некоторой степени этот ореол сыграл с Некрасовым весьма нехорошую шутку – современное поколение читателей, не обремененное коммунистической идеологией, уже не так стремится постигать его труды. И их можно понять – не всегда хочется погружаться в мир социального неравенства, тяжелого труда крестьян, униженных и оскорбленных, когда и в реальной жизни поводов для грусти предостаточно. Но, не смотря ни на что, Некрасов – это интеллектуальный и нравственный символ своего времени, времени противоречивого, переломного с точки зрения перехода от фактического феодализма к прообразу капитализма, где жизнь простого человека уже имела некоторую ценность...Поэт жил и творил именно в эту эпоху, и как гениальный автор, отражал чаяния народа своего времени, своих современников...
    Некрасов был родом из села Немирова Каменец-Подольской губернии. В этом селе квартировался его отец-офицер. Матерью его была дочь польского магната А.Закревского. Затем семья переселилась в село Грешнево Ярославской губернии, где отец Некрасова стал вести пьяную разгульную жизнь, вынудив свою жену-аристократку сосредоточить все ее внимание на семейных заботах. Нежно-печальный образ матери занимает большое место в творчестве поэта, этот образ повторялся в целом ряде других женщин-героинь, неотлучно сопровождалпоэта на протяжении жизни, вдохновлял, поддерживал в минуты горя. Вместе с образом матери в сознании Некрасова запечатлелись и другие стороны жизни – дикие расправы, следствия, побои крестьян исправниками...После обучения в ярославской гимназии в 1838 г. он приехал в Петербург – отец хотел чтобы сын поступил в Дворянский полк,  однако судьба распорядилась иначе – его отпрыск по совету новых петербургских друзей стал вольнослушателем университета. Денег из дома Некрасов больше не получал, несколько лет перебивался случайными заработками, голодал, некоторое время жил в трущобах Васильевского острова. Сначала писал заметки и обзоры чтобы прокормить себя, но встреча с известным критиком В.Белинским в 1841 г. во многом определила творческий и жизненный путь поэта. Он активно писал, занимался редакторской деятельность. В конце 1846 г. он и И.Панаев стали новыми издателями журнала «Современник», который стал трибуной русской революционного демократии (благодаря публикации в нем произведений Л.Толстого, Тургенева, Фета, Добролюбова, Гончарова, Чернышевского) и внес значительный вклад в отмену крепостного права в 1861 г. Несмотря на тяжелое финансовое положение Некрасова как редактора, к сотрудничеству с журналом стремилась вся прогрессивная творческая молодежь того времени. Однако из-за ряда радикальных публикаций «Современник» в 1866 г. был запрещен. С 1868 г. вплоть до своей смерти от рака кишечника в конце 1877 г. (или начале 1878 г. – по старому стилю) Некрасов был редактором не менее популярного журнала «Отечественные записки».
   Творчество Некрасова многогранно и обширно – и гражданские поэмы, и лирические элегии, и многое другое. Среди его наиболее ярких творений хотелось бы выделить поэмы «Рыцарь на час» (1862 г.), «Кому на Руси жить хорошо» (1866-1876 гг.), «Русские женщины» (1871-1872 гг.), «Современники» (1875 г.), а также его поэтический цикл «Последние песни», написанные незадолго до смерти.

И.Н.Крамской "Некрасов в период "Последних песен"


МОРОЗ, КРАСНЫЙ НОС
(Отрывок)

Не ветер бушует над бором,
Не с гор побежали ручьи -
Мороз-воевода дозором
Обходит владенья свои.

Глядит - хорошо ли метели
Лесные тропы занесли,
И нет ли где трещины, щели,
И нет ли где голой земли?

Пушисты ли сосен вершины,
Красив ли узор на дубах?
И крепко ли скованы льдины
В великих и малых водах?

Идет - по деревьям шагает,
Трещит по замерзлой воде,
И яркое солнце играет
В косматой его бороде.

Дорога везде чародею,
Чу! ближе подходит, седой.
И вдруг очутился над нею,
Над самой ее головой!

Забравшись на сосну большую,
По веточкам палицей бьет
И сам про себя удалую,
Хвастливую песню поет:

"Вглядись, молодица, смелее,
Каков воевода Мороз!
Навряд тебе парня сильнее
И краше видать привелось?

Метели, снега и туманы
Покорны морозу всегда,
Пойду на моря-окияны -
Построю дворцы изо льда.

Задумаю - реки большие
Надолго упрячу под гнет,
Построю мосты ледяные,
Каких не построит народ.

Где быстрые, шумные воды
Недавно свободно текли, -
Сегодня прошли пешеходы,
Обозы с товаром прошли.

Люблю я в глубоких могилах
Покойников в иней рядить,
И кровь вымораживать в жилах,
И мозг в голове леденить.

На горе недоброму вору,
На страх седоку и коню,
Люблю я в вечернюю пору
Затеять в лесу трескотню.

Бабенки, пеняя на леших,
Домой удирают скорей.
А пьяных, и конных, и пеших
Дурачить еще веселей.

Без мелу всю выбелю рожу,
А нос запылает огнем,
И бороду так приморожу
К вожжам - хоть руби топором!

Богат я, казны не считаю,
А вс? не скудеет добро;
Я царство мое убираю
В алмазы, жемчуг, серебро....»
                                                                (1863)

ЖЕЛЕЗНАЯ ДОРОГА
(Отрывок)

Славная осень! Здоровый, ядреный
Воздух усталые силы бодрит;
Лед неокрепший на речке студеной
Словно как тающий сахар лежит;

Около леса, как в мягкой постели,
Выспаться можно - покой и простор!
Листья поблекнуть еще не успели,
Желты и свежи лежат, как ковер.

Славная осень! Морозные ночи,
   Ясные, тихие дни...
Нет безобразья в природе! И кочи,
И моховые болота, и пни -

Всё хорошо под сиянием лунным,
Всюду родимую Русь узнаю...
Быстро лечу я по рельсам чугунным,
Думаю думу свою...
                                                (1864)

Несколько лет назад, находясь в Петербурге, счел своим долгом посетить музей-квартиру Некрасова на Литейном проспекте, где поэт прожил последние 20 лет жизни. Музейные экспонаты повествуют о быте, об увлечениях, о стиле жизни, погружают в атмосферу того времени. Это и кровать, на которой Николай Алексеевич скончался, и огромные чучела медведей и другой живности, и изящные письменные столы и секретеры. Ниже - несколько фотографий, сделанных мной в музее Некрасова в 2009 г.

(П.Галандров)










РАЗМЫШЛЕНИЯ У ПАРАДНОГО ПОДЪЕЗДА

 Вот парадный подъезд. По торжественным дням,
 Одержимый холопским недугом,
 Целый город с каким-то испугом
 Подъезжает к заветным дверям;
 Записав свое имя и званье,
 Разъезжаются гости домой,
 Так глубоко довольны собой,
 Что подумаешь - в том их призванье!
 А в обычные дни этот пышный подъезд
 Осаждают убогие лица:
 Прожектеры, искатели мест,
 И преклонный старик, и вдовица.
 От него и к нему то и знай по утрам
 Всё курьеры с бумагами скачут.
 Возвращаясь, иной напевает "трам-трам",
 А иные просители плачут.
 Раз я видел, сюда мужики подошли,
 Деревенские русские люди,
 Помолились на церковь и стали вдали,
 Свесив русые головы к груди;
 Показался швейцар. "Допусти",- говорят
 С выраженьем надежды и муки.
 Он гостей оглядел: некрасивы на взгляд!
 Загорелые лица и руки,
 Армячишка худой на плечах,
 По котомке на спинах согнутых,
 Крест на шее и кровь на ногах,
 В самодельные лапти обутых
 (Знать, брели-то долгонько они
 Из каких-нибудь дальних губерний).
 Кто-то крикнул швейцару: "Гони!
 Наш не любит оборванной черни!"
 И захлопнулась дверь. Постояв,
 Развязали кошли пилигримы,
 Но швейцар не пустил, скудной лепты не взяв,
 И пошли они, солнцем палимы,
 Повторяя: "Суди его бог!",
 Разводя безнадежно руками,
 И, покуда я видеть их мог,
 С непокрытыми шли головами...

 А владелец роскошных палат
 Еще сном был глубоким объят...
 Ты, считающий жизнью завидною
 Упоение лестью бесстыдною,
 Волокитство, обжорство, игру,
 Пробудись! Есть еще наслаждение:
 Вороти их! в тебе их спасение!
 Но счастливые глухи к добру...

 Не страшат тебя громы небесные,
 А земные ты держишь в руках,
 И несут эти люди безвестные
 Неисходное горе в сердцах.

 Что тебе эта скорбь вопиющая,
 Что тебе этот бедный народ?
 Вечным праздником быстро бегущая
 Жизнь очнуться тебе не дает.
 И к чему? Щелкоперов3 забавою
 Ты народное благо зовешь;
 Без него проживешь ты со славою
 И со славой умрешь!
 Безмятежней аркадской идиллии4
 Закатятся преклонные дни.
 Под пленительным небом Сицилии,
 В благовонной древесной тени,
 Созерцая, как солнце пурпурное
 Погружается в море лазурное,
 Полосами его золотя,-
 Убаюканный ласковым пением
 Средиземной волны,- как дитя
 Ты уснешь, окружен попечением
 Дорогой и любимой семьи
 (Ждущей смерти твоей с нетерпением);
 Привезут к нам останки твои,
 Чтоб почтить похоронною тризною,
 И сойдешь ты в могилу... герой,
 Втихомолку проклятый отчизною,
 Возвеличенный громкой хвалой!..

 Впрочем, что ж мы такую особу
 Беспокоим для мелких людей?
 Не на них ли нам выместить злобу?-
 Безопасней... Еще веселей
 В чем-нибудь приискать утешенье...
 Не беда, что потерпит мужик:
 Так ведущее нас провиденье
 Указало... да он же привык!
 За заставой, в харчевне убогой
 Всё пропьют бедняки до рубля
 И пойдут, побираясь дорогой,
 И застонут... Родная земля!
 Назови мне такую обитель,
 Я такого угла не видал,
 Где бы сеятель твой и хранитель,
 Где бы русский мужик не стонал?
 Стонет он по полям, по дорогам,
 Стонет он по тюрьмам, по острогам,
 В рудниках, на железной цепи;
 Стонет он под овином, под стогом,
 Под телегой, ночуя в степи;
 Стонет в собственном бедном домишке,
 Свету божьего солнца не рад;
 Стонет в каждом глухом городишке,
 У подъезда судов и палат.
 Выдь на Волгу: чей стон раздается
 Над великою русской рекой?
 Этот стон у нас песней зовется -
 То бурлаки идут бечевой!..
 Волга! Волга!.. Весной многоводной
 Ты не так заливаешь поля,
 Как великою скорбью народной
 Переполнилась наша земля,-
 Где народ, там и стон... Эх, сердечный!
 Что же значит твой стон бесконечный?
 Ты проснешься ль, исполненный сил,
 Иль, судеб повинуясь закону,
 Всё, что мог, ты уже совершил,-
 Создал песню, подобную стону,
 И духовно навеки почил?..
                                                         (1858)

В России несколько памятников великому поэту, один из них - в Ярославле...

а еще один - "Некрасов с собакой" - установлен в селе Чудово Нижегородской области у охотничьего домика поэта.



***
Внимая ужасам войны,
 При каждой новой жертве боя
 Мне жаль не друга, не жены,
 Мне жаль не самого героя...
 Увы! утешится жена,
 И друга лучший друг забудет;
 Но где-то есть душа одна -
 Она до гроба помнить будет!
 Средь лицемерных наших дел
 И всякой пошлости и прозы
 Одни я в мир подсмотрел
 Святые, искренние слезы -
 То слезы бедных матерей!
 Им не забыть своих детей,
 Погибших на кровавой ниве,
 Как не поднять плакучей иве
 Своих поникнувших ветвей...
                                                                  (1855)

***
Скоро стану добычею тленья.
 Тяжело умирать, хорошо умереть;
 Ничьего не прошу сожаленья,
 Да и некому будет жалеть.

 Я дворянскому нашему роду
 Блеска лирой моей не стяжал;
 Я настолько же чуждым народу
 Умираю, как жить начинал.

 Узы дружбы, союзов сердечных -
 Всё порвалось: мне с детства судьба
 Посылала врагов долговечных,
 А друзей уносила борьба.

 Песни вещие их не допеты,
 Пали жертвою насилья, измен
 В цвете лет; на меня их портреты
 Укоризненно смотрят со стен.

                                                                        (1876)

Некрасов погребен на Новодевичьем кладбище Санкт-Петербурга (там тоже есть такое кладбище - для тех, кто не в курсе). Несмотря на сильный мороз, огромная толпа провожала поэта и публициста в последний путь от его дома на Литейном проспекте до этого кладбища на южной окраине города. Когда Достоевский, произнося речь у гроба Некрасова, поставил его в один ряд с именами Пушкина и Лермонтова, толпа прервала его криками "Некрасов выше Пушкина и Лермонтова!"..

Комментариев нет:

Отправить комментарий