вторник, 29 января 2013 г.

Николай Оцуп



   Оцуп Николай Авдеевич (1894-1958) – один из виднейших русских литераторов-эмигрантов, поэт, переводчик. Уже место рождения говорит о необходимости духовного развития – Царское село...Там будущих поэт окончил с золотой медалью гимназию, после чего, заложив медаль, умчался в Париж продолжать обучение. По возвращении на родину был зачислен на историко-филологический факультет Императорского Петроградского университета, одновременно проходя воинскую службу в запасном полку. После революции работал в издательстве «Всемирная литература» в качестве поэта-переводчика, где познакомился с Николаем Гумилевым и Александром Блоком. Входил в знаменитое поэтическое объединение «Цех поэтов». После расстрела Гумилёва принял решение покинуть Россию и осенью 1922 года выехал в Берлин, через некоторое время переехал в Париж. Основанный им в 1930 г. журнал «Числа» стал одним из первых эмигрантских изданий, посвященных литературе, искусству и философии. Во время второй мировой войны проявил себя как истинный герой – был добровольцем во французской армии, сидел в концлагере, дважды совершал побег, участвовал в итальянском Сопротивлении, за что удостоился ряда наград...После войны преподавал, в 1951 г. защитил докторскую диссертацию. Скончался в Париже.

   Поэзию Оцупа благородство, ясность языка и цельность стиля. Критики признавали, что его особый, пессимистический и слегка приглушенный голос всегда будет подлинным наслаждением для знатока и ценителя поэзии.



***
Я поражаюсь уродливой цельности
В людях, и светлых, и темных умом,
Как мне хотелось бы с каждым в отдельности
Долго беседовать только о нем.
Хочется слушать бесчестность, безволие —
Все, что раскроется, если не лгать;
Хочется горя поглубже, поболее —
О, не учить, не казнить — сострадать.
Слушаю я человека и наново
Вижу без злобы, что нитью одной
Образы вечного и постоянного
Спутаны с мукой моей и чужой.

***
Когда озаряемый зимними
Лучами в холодном саду,
В молчанье под низкими синими
Ветвями я тихо иду,
И тени, рисуя на гравии,
Растет золотое пятно,
Забыть о себе, о тщеславии
Мне в эти минуты дано.
И все, что я видел до малости,
Я вижу светлее стократ –
Как будто в последней усталости
Душа оглянулась назад.

***
Себя от общества я отлучил,
Не потому, что я на всех в обиде,
А потому что сам себе не мил
В эпохе, тонущей подобно Атлантиде.

Но есть другая жизнь под боком у меня:
Вся жертва, и сознание, и смелость,
И сколько раз от этого огня
В ничтожество мне спрятаться хотелось.

И, чувствуя союзника во мне,
Возненавидели дурные люди
Не то, что им тождественно вполне,
А ту, которая меня от смерти будит.

И в тонущей эпохе все ко дну
Меня влекут, но я благословляю,
Моя безумная, тебя одну,
И первородных грех тобою искупаю.



Поэт похоронен на кладбище в Сент-Женевьев де Буа под Парижем (Франция).
Фотография с сайта "Могилы знаменитостей. Виртуальный некторопь" (http://m-necropol.narod.ru/)

Комментариев нет:

Отправить комментарий