понедельник, 9 сентября 2013 г.

Петр Орешин



    Орешин Петр Васильевич (1887 — 1938) — один из наиболее ярких представителей «новокрестьянских поэтов».
   Родился в Саратовской губернии, в семье приказчика мануфактурной лавки, периодически жил вместе с дедом-крестьянином. Интересовался русской литературой, начал публиковать стихи в 1911 г. Через два года переехал в Петербург, устроился работать на железной дороге, однако основной его целью было литературное творчество. Через некоторое время его стихотворения стали появляться в столичной прессе. Основной темой его лирики была жизнь села, нелегкая судьба крестьянства, среди которого и происходило его становление как творческой личности. В годы первой мировой войны он воевал простым солдатом, революцию встретил восторженно, много и увлеченно писал о «могучей силе» русского мужика, о его «бунтарском духе», которому настало время вырваться наружу. В 1918 г. выходят 2 сборника его стихотворений, они были встречены с интересом другими представителями «крестьянской лирики», в частности, С.Есениным. Затем ежегодно выходили сборники Орешина, которые, несмотря на некоторую схожесть со стилем Есенина, Клычкова и Клюева, имели свои отличительные особенности (сборники «Волчья жизнь», «Голод», «Радуга», «Ржаное солнце» и др.) В 1923-1928 гг. Орешин создал ряд лиро-эпических поэм, обличающих самодержавие («Окровавленный май», «Вера Засулич», «9-ое января» и др.). Он был и автором прозаических произведений, в основном воспоминаний о своей юности, о деревенской жизни. В 1927 г. им было опубликована хроника «Людишки», посвященная борьбе деревенских жителей с белогвардейцами и строительству новой, уже советской деревни.
    Постепенно в лирике Орешина становятся все более ощутимыми нотки разочарования в действительности и в тех идеалах, которые он воспевал в стихах в первые послереволюционные годы.
 
С.А.Клычков, П.В.Орешин и Н.А.Клюев.
Видные представители "крестьянского" направления русской поэзии. Были репрессированы в 1937-1938 гг.
  
ЖУРАВЛИ

Полюбил я заоблачный лёт
Легкокрылых степных журавлей.
Над ухлюпами русских болот,
Над безмолвием русских полей.

Полюбил я заоблачный шум
Над землею тоскующих птиц;
Красоту неисполненных дум
И печаль человеческих лиц.

Полюбил я осеннюю мглу
И раздолье плывущих полей.
Этот крик по родному селу
Золотых, как мечта, журавлей.

Пусть осенние ночи темны,
Над полями — зеленая мгла.
Выплывает из злой тишины
Светлый звон золотого крыла.

Полюбил я заоблачный лёт,
Вечный зов журавлей над селом.
Скоро, скоро от синих болот
Поднимусь золотым журавлем.
                                                    (1917)
 

РЖАНОЕ СОЛНЦЕ

Буду вечно тосковать по дому,
Каждый куст мне памятен и мил.
Белый свет рассыпанных черемух
Навсегда я сердцем полюбил.

Белый цвет невырубленных яблонь
Сыплет снегом мне через плетень.
Много лет душа тряслась и зябла
И хмелела хмелем деревень.

Ты сыграй мне, память, на двухрядке,
Все мы бредим и в бреду идем.
Знойный ветер в хижинном порядке
Сыплет с крыш соломенным дождем.

Каждый лик суров, как на иконе,
Странник скоро выпросил ночлег.
Но в ржаном далеком перезвоне
Утром сгинет пришлый человек:

Дедов сад плывет за переулок,
Ветви ловят каждую избу.
Много снов черемуха стряхнула
На мою суровую судьбу.

Кровли изб — сугорбость пошехонца,
В этих избах, Русь, заполовей!
Не ржаное ль дедовское солнце
Поднялось над просинью полей?

Солнце — сноп, а под снопом горячим —
Звон черемух, странник вдалеке,
И гармонь в веселых пальцах плачет
О простом, о темном мужике.
                                                       (1922)
  
 
Васильев Ф.А. "Перед дождем".
  
ПЕСНЯ ОСЕННЕГО ВЕТРА

Если б знать, о чем поет мне ветер,
Всех полей, дорог и воли страсть.
Пусть плывут туманами столетья,
Мне, звезде, не жалко в них пропасть!

Желтый лес, и осень на уклоне.
Ветер бьет в окно сухой листвой.
Смутно слышу в этом темном стоне
Шум души и сердца тяжкий бой.

Темь дорог, и в небе месяц узкий,
Желтых веток вынужденный гул.
В темном ветре слышу посвист русский,
Посвист красный в ветре потонул.

Осень кроет ливнем и туманом,
Ставень бьет и машет в темный круг.
Дышит поле сказкой и обманом,
В каждом дне — улыбка и испуг.

Желтый лист ссыпается, как годы.
Волос сед, и плачет гребешок.
Ночь в окне, и месяц пьяно бродит
В желтых тучах, — тусклый, как намек.

Вот она — плечей моих сутулость.
Лес морщин на лбу и на лице.
Сколько дум неясных шевельнулось
В этом вот осеннем багреце!

Даль туманна. Лихо ветер кружит.
Может быть, напрасно сердце ждет?
Если б знать, о чем в осенней стуже
Ветер мне за окнами поет!
                                          (1922)
 
***
Русь веселая моя,
Ягода лесная.
Только степи да поля,
Ни конца ни края.

И леса и города
Кроются туманом,
И идут мои стада
По лесным полянам.

И шумят мои хлеба
Колосом и цветом.
Загадала мне судьба
Быть твоим поэтом.

Хороша ли ты, плоха ль,
Я не позлословлю.
Буйну голову не жаль
За родную кровлю.

Не забыть тебя вовек,
Ты всего чудесней.
Заливайся, человек,
Как слезами, песней.

По полям и по лесам
Голубеют села
И размахивают нам
Колосом тяжелым.

Милая земля моя,
Ягода лесная.
Ничего не вижу я,
Ни конца ни края!
                                (1926)
 
Васильев Ф.А. "После грозы".

Комментариев нет:

Отправить комментарий